Навигация по сайту


       
 
 

Дореволюционный период творчества Богаевского :: назад :: дальше :: к содержанию
Путешествие за границу в 1906 году

Для Богаевского был характерен постоянный творческий поиск. Найденное им живописно-пластическое решение пейзажей-гобеленов не вполне удовлетворяло его желание передать героическое звучание природы. В связи с чем в конце 1900-х годов он обращается к мюрчеству итальянских художников раннего Возрождения, которое представляется ему в это время образцом в достижении монументально-героической выразительности композиции, собранности колорит, предельной отточенности рисунка.

Богаевский мечтает о поездке в Италию, самой природе которой, по его признанию, «принадлежал единственный в своем роде героический стиль». Еще в 1906 году он писал Кандаурову о желании посетить Италию и ближе узнать места, вдохновлявшие многих русских художников. Но он не располагал достаточными средствами для поездки и только в декабре 1908 года смог выехать за границу, чему содействовали друзья, выхлопотавшие ему стипендию имени К. Д. Поленовой [87].

Первые остановки за границей были в городах Германии — Перлине, Нюрнберге, Мюнхене. В Нюрнберге внимание Богаевского привлекли два чудесных пейзажа Клода Лоррена. «Я часами простаивал перед этими двумя картинами» [88],— признавался он. В Италии большое впечатление произвели на него достопримечательности дренних городов Рима, Помпеи, Пестума, Сиены, Кампаньи. Венецию Богаевский назвал «очаровательной и призрачной как мечта». Иго внимание привлекло здесь творчество Карпаччо и Тинторетто. Мо Флоренции художника очаровал Боттичелли, в котором он увидел мастера живописи, «творящего новые миры». В письмах к Кандаурову Богаевский выражал восхищение великими живописцами Флоренции и фресками Микеланджело, которые, по его словам, «были самой высокой ступенью, до которой поднималась когда-либо живопись».

Во время путешествия по городам Италии и Греции Богаевский делал зарисовки в альбом. Исполненные рисунки передают характерные очертания старинных сооружений, мраморных колоннад. Они сделаны тонко, изящно, с большим знанием перспективы. Рисунок «Вид древнегреческого Акрополя» (1909), например, решен художником фрагментарно. Богаевский заостряет внимание на особенностях архитектуры и подчеркивает все то, что свидетельствует о ее глубокой древности: трещины на стенах, осыпи в каменной кладке, развалившиеся от времени перекрытия.

Впечатления, полученные от путешествия, от изучения произведений великих мастеров, оказали большое воздействие на дальнейшее творчество художника. Он получил достаточную зарядку для последующей работы и, вернувшись в Крым, стремился разобраться в своих впечатлениях и дать оценку увиденному за границей. Полгода он писал акварельные эскизы, в которых воплощались мотивы, связанные с его заграничным путешествием. «Я уже написал штук 12 больших акварелей, есть недурные,— сообщал он К. В. Кандаурову.— Вообще я весь сейчас в акварели и о масле пока не помышляю [...] Мотивы в голову лезут один за другим, и все это хочется видеть в красках [...]» [93].

Константин Богаевский. Вид древнегреческого Акрополя. 1909 г.
Константин Богаевский. Вид древнегреческого Акрополя. 1909 г.

--

   

За границей, перед высоким искусством прошлого, Богаевский не раз испытывал разочарование в собственном творчестве.

Однако произведениям великих мастеров, к счастью, присуще еще одно свойство — пробуждать в художнике желание работать, творить.

"Рано ведь еще пятиться назад, нужно идти вперед. Думаю, что Италия мне во многом поможет и не напрасно я теперь смотрю и изучаю прекрасных художников [...].

От всего виденного здесь у меня удесятеряется энергия к работе. Чувствую, как важно то, что я здесь в Италии" [89], — к такому заключению пришел Богаевский и был в этом не одинок.

Двадцать лет назад М. В. Нестеров посетил Италию и, пораженный искусством великих мастеров Возрождения, сделал аналогичный вывод: «Другого исхода нет, я должен быть художником [...]» [90].

Но ни Нестеров, ни Богаевский не мыслили своего призвания без России с ее историей, стариной и своеобразной красотой природы. Для Нестерова это был север — «святая Русь», а для Богаевского это был юг — древняя Киммерия.

В природе Италии Богаевский находил много общего с Крымом. "Иной пейзаж совсем переносит тебя в Крым, — писал он, — только воздух более серебристый и с дымкой и оттого все кажется прекраснее, воздушнее, чем у нас в Крыму" [91].

А в завершение путешествия признавался другу:

«Знаете, дорогой, как ни великолепна Италия, а ей-богу лучше нашего Крыма, Феодосии, Кенегеза на земле нет уголка.

Меня иногда нет-нет да и сосет под ложечкой — это тоска по Родине и Феодосии. Моя милая, чудная Феодосия в такие минуты кажется раем земным [...]» [92].

 

 

         
  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский

---Литературная гостиная
---Гостевая книга музея
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы

---Цветаевские фестивали
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея
---Открытые фонды музея
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

.


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования