Навигация по сайту


       
 
 

Переписка К. Ф. Богаевского (1904-1941 годы)
Письма №50 - №51 :: назад::вперёд::к содержанию

50

К. В. Кандаурову
Феодосия, 8 мая 1930 г.

Мои дорогие друзья, только сейчас, после отъезда художников, застрявших у меня по окончании юбилея [117] , я могу взяться за письма, которых накопилось у меня миллион. Жаль очень, что тебя не было с нами в дни юбилея, все бы носило для меня иной смысл, иное значение с твоим здесь присутствием. На торжественном заседании зачитали и Вашу коллективную телеграмму в ряду многих других. Выступавших с приветствиями было неожиданно много, и Айвазовский, как ему везло при жизни, так и после смерти, был восхваляем всеми выступающими до пределов Олимпа. После заседания, которое продолжалось с 12 до 2-х час. вся публика пошла на его выставку новых для Феодосии картин, а затем состоялось открытие памятника при большом стечении народа [...] [118]. Выставка новых картин составилась довольно любопытная, не буду о ней говорить, т. к. ты сам ее увидишь [119].

После юбилея у меня, в мастерской прожили несколько дней Монганари, Шпажинский, Коренев [120] и Влад[имир] Александрович Кузнецов [121]. Последний задумал мой большой портрет в пейзаже. Сделал эскиз углем портрет и эскиз головы и рук. Голова мне очень нравится [...] [122]. Кузнецов произвел на меня очень хорошее впечатление,— знаешь ли ты его? В Москве они основали новое «общество Советск[их] художников» [123],— в это общество входит до 36 художн[иков], в числе их Нестеров, Васн[ецов], Рылов, Кардовский и др. Было очень приятно, после долгого зимнего одиночества, прожить несколько хороших дней в компании интересных людей и опять, как жаль, что тебя не было с нами [...]. Возможно, что я с Кузнецовым на 3—4 дня съезжу на Днепрострой, по крайней мере, Кузн. обещал мне это. Мне необходимо это сделать, чтобы более уверенно подойти к темам будущих городов [124]. Эскизов углем и сангиной у меня уже порядочно накопилось, но все это мало основательно, летом думаю их разрабатывать в эскизах маслом [...].

Всем привет от нас всех.
Ваш К. Б.

ЦГАЛИ, ф. 769, оп. 1, ед. хр. 26, л. 297—300.

51

С. Н. Дурылину
Феодосия, 4 ноября 1930 г.

Дорогой Сергей Николаевич, [...] Как Вы доехали и как Ваше и Ирины Алексеевны здоровье и как Вы устроились в этом городке, имя которого я впервые слышу [125], и легче ли Вам там будет жить и сможете ли Вы наконец переезжать оттуда куда захотите или с некоторыми ограничениями — обо всем этом нам очень хотелось бы знать. Как мы рады за Вас и за Вашу спутницу, что эту зиму Вы оба будете далеко от жестоких сибирских морозов и среди природы Вам близкой и родной, да может быть, и людей Вы здесь встретите более мягких и душевных и не так Вам будет тяжело здесь жить, как в Сибири — очень бы хотелось, чтобы это было так и очень будем ждать от Вас дальнейших известий.

Относительно себя мало что могу Вам сказать отрадного, т. к. главное мое горе, это невозможность наладить свою работу, т. к. всякие неожиданные события по месту моей службы в музее, совершенно лишили меня возможности заниматься живописью и я не знаю как долго продлится такое положение и как из него выпутаться. В этом году мне пришлось пережить одну из самых тяжелых утрат — это смерть моего старого друга худ[ожника] К. В. Кандаурова, который так много значил в моей жизни и в моем искусстве, и отсутствие которого я ощущаю на каждом шагу и в своих начинаниях и в каждом пустяшном деле. За все эти многие месяцы, что я не писал Вам, могу с отрадой вспомнить лишь о своей поездке на Днепрострой и недолгом отдыхе с Жоз[ефиной] Густ[авовной] в дер[евне] Козы Судакского района. Свою поездку на Днепрострой я еще совершил по настоянию своего умершего друга Кандаурова, и очень об этом не жалею. Константин] Васильевич] чувствовал, что там я найду для себя новый материал и новые темы, близкие темам «города будущего». К сожалению я пробыл там не более 3-х недель и потому материала в смысле зарисовок собрал немного, но видел и наблюдал многое, и вот теперь бы взяться за писание задуманных картин, но сложившиеся обстоятельства по месту моей службы пока не позволяют думать об этом [...].

Горячо любящий Вас К. Богаевский.
Архив С. Н. Дурылина, Москва.

--

   

--

 

 

         
  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский

---Литературная гостиная
---Гостевая книга музея
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы

---Цветаевские фестивали
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея
---Открытые фонды музея
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

.


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования