Навигация по сайту


       
 
 

Максимилиан Волошин - Биография
Моё родовое имя Кириенко-Волошин

...И на скале, замкнувшей зыбь залива, Судьбой и ветрами изваян профиль мой... Этот феномен — отчетливый профиль Максимилиана Волошина на почти отовсюду видном обрыве массива Карадаг в сторону моря — кажется чудом. Но, если знать, сколько души и творчества вложил поэт в Коктебель, чудо это представляется закономерным. Тем более, что свою вторую — духовную — родину Волошин принял не сразу: можно сказать, что лишь «с третьей попытки». И осваивал он не только восточное побережье — Киммерию, по его словам, но и весь полуостров.

Родился Максимилиан Александрович в Киеве в 1877 году. «Мое родовое имя Кириенко-Волошин, и идет оно из Запорожья»,— писал поэт в «Автобиографии» (1925 г.). В феврале 1878 года семья переезжает в Таганрог, а на следующий год, после размолвки с мужем, Елена Оттобальдовна Кириенко-Волошина отправляется с сыном в Севастополь. Там жила ее подруга по Институту благородных девиц Наталья Александровна Липина (ум. в 1883 году), по-видимому, в ее квартире они и поселились.

Севастополь Волошин запомнил «в развалинах после осады, с пиранезиевыми деревьями из разбитых домов, с опрокинутыми тамбурами дорических колонн Петропавловского собора». Это было «одно из самых первых незабываемых живописных впечатлений». В 1926 году (на сеансах психоанализа) поэт вспоминал отдельные фрагменты жизни там: «Уксусные деревья в саду. Поредевшая листва, просвеченная осенним солнцем. Дорожки, обложенные инкерманским камнем. Террасированная почва. Айлантус — еврейский семисвечник. Двор на Широком спуске (такого в Севастополе не было,— по-видимому, Пологий спуск. — прим. сост.), дети — Инна Липина, Шернваль, Ярош. Беспризорник из развалин. Чесучовый костюм матери». Еще воспоминание: «Развалины. Петропавловский собор. Лестница спуска, дом рыбака. Собака Казбек. [...] Купающиеся мальчики, которые отбегали от моря через дорогу. Острое ощущение наготы, обнажения. Стыдно и приятно».

По-видимому, к лету 1881 года относятся воспоминания об Инженерной купальне: «Чистый белый пол с мокрыми, грубыми, мохнатыми половиками, следы мокрых ступней. На лестнице две ступеньки, залитые водой, покрыты половиком, дальше — голые и скользкие. Рука служительницы ставит на лестницу блюдечко с растворенным килом. Разговор матери о киле — объяснение, которое я повторю и теперь. [...] Я иду с матерью в купальню. Мой матросский костюмчик. Корзинка с мохнатым полотенцем в руках. Вид из купальни на форты Константина и на Северную сторону. Светлые камни и желтая трава: весь пейзаж, который так люблю теперь и всегда рисую. Херсонес. Из какой-то ямы вынимают ряд перебитых черепов. Как будто бы слова матери: "Хорошо бы достать цельный".

9 октября 1881 года в Таганроге умер отец. Елена Оттобальдовна выезжает с сыном туда, а затем — в Москву. Два года жизни в Севастополе уходят в подсознание. В сентябре 1886 года Макс приезжал с матерью в Ялту. Жили они у некоей Печориной. От этого времени сохранилась лишь фотография мальчика в группе детей на ялтинской набережной. В 1887 году Макс поступает в Москве в частную гимназию Л. И. Поливанова, затем переходит в Первую казенную. Вскоре он начинает писать стихи и одновременно открывает для себя природу: «леса Звенигородского уезда [...]: классические места русского Иль де Франса», как определит позже. Матвейково, Дарьино, Захарове, Середниково... «Я очень любил и чувствовал эти места, еще не зная их исторического значения».

В январе 1892 года в его еще детских стихах появляются неожиданные для москвича мотивы: кипарисы, «гранитные кручи», Черное море... 28 января возникает стихотворение «Таврида (Я помню ночь над спящею землею...)». Впоследствии Волошин вспомнит об этом периоде: «Мечтаю о юге и молюсь о том, чтобы стать поэтом» («Автобиография»). И пояснит: «Меня томила в то время тоска по югу, какое-то воспоминание о пустырях, сухих травах, плитах, камнях,— очевидно, память Севастополя начала 80-х годов, когда верхняя его часть, называемая Горной, еще не была отстроена после Севастопольской войны. И когда Петропавловский собор, находясь в развалинах, напоминал античный храм. Эта мечта о сухих травах между развалин камней, на жгучем солнце, последнюю зиму (в Москве) еще увеличилась благодаря какой-то плохонькой панораме Константинополя, которая в ту зиму показывалась в Петровских линиях...».

 

Навигация по страницам раздела: Биография Максимилиана Волошина - к началу


Моё родовое имя Кириенко-Волошин.........
Фантастический, романтический Коктебель
Феодосия был город глухой и маленький...
Настоящие феодосийские друзья..............
Первый киммерийский цикл стихотворений.
Творческое влияние К. Ф. Богаевского......
Работа не с натуры, а по воображению......
 

 

Литературно-художественное общество
В грозные годы Гражданской войны......
Летописец небывалых событий..............
Дом поэта - островок тепла и света........
Талант краеведа и натуралиста..............
Величественный образ Киммерии..........
Быстро и неудержимо старею...............

Навигация по страницам раздела: Биография Максимилиана Волошина - к началу

   

"Я сам избрал пустынный сей затвор"

Я сам избрал пустынный сей затвор
Землею добровольного изгнанья,
Чтоб в годы лжи, падений и разрух
В уединенье  выплавить свой дух
И выстрадать великое познанье...

Максимилиан Волошин


"Не знаю, что интересно в моей жизни для других. Поэтому перечислю лишь то, что было важно для меня самого.

Я родился в Киеве 16 мая 1877 года в день Святого Духа. События жизни исчерпываются для меня странами, книгами и людьми. Страны: первые впечатления — Таганрог и Севастополь; сознательное бытие: окраины Москвы, Ваганьково, машины и мастерские железной дороги; отрочество — леса под Звенигородом; пятнадцати лет — Коктебель — самое ценное и важное на всю жизнь; двадцати трех — Среднеазиатская пустыня — пробуждение самосознания; затем Греция и все побережье и острова Средиземного моря — в них обретенная родина духа; последняя ступень — Париж — сознание ритма и формы.

Книги-спутники: Пушкин и Лермонтов с пяти лет; с семи Достоевский и Эдгар По; с тринадцати Гюго и Диккенс; с шестнадцати Шиллер, Гейне, Байрон; с двадцати четырех французские поэты и Анатоль Франс; книги последних лет: Багават-Гита, Маллармэ, Поль Клодель, А. де Ренье, Вилье де Лиль Адан — Индия и Франция.

Люди: лишь за последние годы они стали занимать в жизни больше места, чем страны и книги. Имена их не назову.

Стихи я начал писать тринадцати лет, рисовать двадцати четырех.

Из произведений современных поэтов раньше других я узнал «Кормчие звезды» Вячеслава Иванова (1902), после Бальмонта. У них и у Эредиа я учился владеть стихом".

Максимилиан Волошин
«Автобиография»

 

 

         
  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский

---Литературная гостиная
---Гостевая книга музея
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы

---Цветаевские фестивали
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея
---Открытые фонды музея
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

.


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования