НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Максимилиан Волошин - Биография
Талант краеведа и натуралиста

В советское время раскрылся блестящий талант Волошина — краеведа и натуралиста. Его глубокие краеведческие познания были признаны и раньше: когда в Феодосии летом 1916 года возникло отделение Крымско-Кавказского горного клуба, именно Максимилиан Александрович провел первую экскурсию для ста тридцати его членов, знакомя их с Коктебелем. Глазомерный план развалин средневекового города на плато Тепсень, снятый Волошиным еще в начале века, очень пригодился археологам, принявшимся за раскопки этого поселения в 1925—1930 годах.

Тогда же он определил место, где мог находиться венецианский порт Каллиера, указанный на средневековых картах в районе Коктебеля,— и впоследствии в этом месте под водой действительно были обнаружены остатки древнего мола (Орбели Р. А. Исследования и изыскания. М.— Л., 1947. С. 64, 75). Археологу П. Н. Заболоцкому Волошин в 1928 году указал место стоянки каменного века к западу от Коктебеля, вблизи Хрущевского источника. Максимилиан Александрович был дружен с такими историками и крымоведами, как Л. П. Колли, Л. А. Бертрен, С. И. Забнин, У. Боданинскии, А. Л. Бертье-Делагард, А. С. Башкиров, Н. Л. Эрнст, А. Ф. Слудский, А. И. Полканов, Н. С. Барсамов. Сведения о новейших раскопках и открытиях в Крыму он получал из первых рук.

Для геологов Волошин был незаменим, как знаток запутанного мира карадагских скал. Его указаниями пользовался инженер А. И. Спасокукоцкий, с 1921 года начавший на Карадаге изучение и промышленную разработку трасса — особой горной породы, шедшей на производство наиболее прочного гидравлического цемента. В 1923—1927 годах Волошин выступал в качестве консультанта — а порой и проводника — в изысканиях академика Ф. Ю. Левинсона-Лессинга, изучавшего геологическое строение древнего вулкана. Во время этих экспедиций был закреплен ряд названий, которыми поэт сыздавна, по праву хозяина, нарекал отдельные бухточки, скалы, мысы. В 1925 году в путеводителе по Крыму, выпущенном издательством «Земля и фабрика», была напечатана волошинская статья «Культура, искусство, памятники Крыма» — одно из самых глубоких и в то же время поэтических обобщений многовековой крымской истории.

Сначала Волошин указывает на «двойственность истории Крыма», обусловленную влиянием на полуостров двух стихий: кочевых народов «Дикого Поля» (тавры, скифы, сарматы, печенеги, хазары, половцы) и «выдержанных культурных токов» Средиземноморья (греки, армяне, римляне, венецианцы, генуэзцы). Он прослеживает культурную роль Херсонеса — «носителя чистого греческого духа», две тысячи лет влиявшего на вторгавшиеся в Крым племена, а затем — судьбу Боспорского царства, которое определяет как «сложнейший сплав многих варварских рас, хотя и с постоянным коэффициентом эллинизма». Блестящей считает он роль в судьбах Крыма средневековой Кафы (Феодосии): «она является фокусом всей черноморской культуры» в течение двухсот лет.

Непривычной для читателя являлась оценка крымских татар — как синтеза «всей разнообразно-пестрой истории страны». Приняв в себя «кровь и культуры местных рас» (греков и готов), «под просторным и терпимым покровом Ислама», бывшие кочевники превращают Крым (периода Оттоманской Порты) «в один сплошной сад: степи цветут фруктовыми деревьями, горы — виноградниками, гавани — фелюками, города журчат фонтанами и бьют в небо белыми минаретами». «Никогда [...] эта земля, эти холмы и горы, и равнины, эти заливы и плоскогорья не переживали такого вольного растительного цветения, такого мирного и глубокого счастья», как в «золотой век Гиреев»,— считает Волошин. Российское же завоевание и присоединение Крыма в XVIII веке было новой волной варваров, дочиста уничтоживших «весь этот Магометов рай»...

Здесь налицо полемика Волошина с официальной верноподданнической трактовкой русского владычества дореволюционного периода, в ходе которой поэт впадает в определенную идеализацию. Он не касается многочисленных и серьезных пороков Крымского ханства, в конце концов и приведших его к упадку и завоеванию Россией. А то благоденствие крымских долин и предгорий, которое отмечали и другие объективные историки, создавалось прежде всего трудом христиан — греков и армян: именно они занимались виноградарством и виноделием (мусульманам последнее запрещал Коран), разводили сады на Альме и Каче, ловили и вялили рыбу на побережье, тесали камни для мечетей Солхата и Гезлева.

Однако Волошин вполне прав, указывая, что в русский период «земли систематически отнимались у тех, кто любил и умел их обрабатывать, а на их место селились те. кто умел разрушать налаженное; что трудолюбивое и лояльное татарское население было приневолено к ряду трагических эмиграции в Турцию» (а греки и армяне — в Приазовье), что местные жители «были великими мастерами орошения» — и с их уходом многие местности Крыма стали бесплодны. (По цензурным соображениям поэт не мог сказать о тех еще более страшных опустошениях, которым полуостров подвергся в 1918—1922 годах).

 

Навигация по страницам раздела: Биография Максимилиана Волошина - к началу

Моё родовое имя Кириенко-Волошин.........
Фантастический, романтический Коктебель
Феодосия был город глухой и маленький...
Настоящие феодосийские друзья..............
Первый киммерийский цикл стихотворений.
Творческое влияние К. Ф. Богаевского......
Работа не с натуры, а по воображению......

 

Литературно-художественное общество
В грозные годы Гражданской войны......
Летописец небывалых событий..............
Дом поэта - островок тепла и света........
Талант краеведа и натуралиста..............
Величественный образ Киммерии..........
Быстро и неудержимо старею...............

Навигация по страницам раздела: Биография Максимилиана Волошина - к началу

"Открывая выставку пейзажей М. А. Волошина, заранее должно знать: выставка не полна... Если б решено было дать действительно полную выставку киммерийских пейзажей Волошина, пришлось бы рядом с пейзажами, писанными красками, развесить пейзажи, писанные стихами, рядом с его акварелями — его сонеты. К своей отчизне, к своей возлюбленной Киммерии поэт обратился однажды с признанием: Я сам — твои глаза, раскрытые в ночи...
Эти глаза увидели в облике «Киммерии печальной» страну суровой красоты и прекрасного пустынного покоя, где извечная мука творящей и творимой земли навсегда сопряглась с вековыми муками человечества, творящего историю... Никогда еще в русской поэзии поэт не был так тесно, так глубоко вхож в пейзаж своей отчизны, как Волошин — в пейзаж восточного Крыма. Его стихи входят в этот пейзаж так же, как сам пейзаж входит в форму и дух его стихов".
Сергей Дурылин. Речь на открытии выставки М. А. Волошина. 26 февраля 1927 г.

"Странная писательская судьба! С одной стороны — списки стихов, проникающие в Сибирь из Японии, а с другой — рядовые читатели стихов помнят из всего Волошина «В вагоне»... Когда Волошин в своей статье о Барбэ д'Оревильи называл последнего «подземным классиком» — едва ли думал он, что этот эпитет обратится на него — Волошина. Но теперь перед нами тридцать лет работы поэта, и, думается нам, метче характеристики не придумаешь". Евгений Ланн. «Писательская судьба Максимилиана Волошина». 1927 г.

"Землетрясение, и голод, и расстрелы, И радость, и людей мы вынесли с тобой. И я всегда был горд моей подругой смелой, Как ты в душе сама подчас гордилась мной". Надпись на акварели, подаренной М. С. Волошиной 25 октября 1927 г.

   

Какое счастье, что я около Макса! Господи, какой это большой человек! Мне иногда хочется записывать его слова, мысли. Ск[олько] их падает и утекает напрасно. Ведь очень мало кто знает Макса-человека, его и поэта-то мало кто знает, а уж как человека и совсем немного... Ск[олько] в нем терпимости, мудрости, благородства и бесконечной честности и деликатности к людям. Как хорошо он думает и мыслит о человеке. Ск [олько] он вкладывает прелести в душу человеческую, и как он негодует на машину.

Мария Волошина. «Дневник».
26 марта 1926 г.


День именин Максимилиана Александровича было решено отпраздновать постановкой спектакля «Контора ГГО» (Гарема Габричевского обществ. Это представление называлось также «Путями Макса».— прим. сост.). Возглавляла это дело компания Габричевских, но дело как-то не сладилось. Все ходили озабоченные, советовались с Максом. «Вот приедет Лиза» (Е. С. Кругликова.— прим. сост.).— спокойно повторял он. «Но Елизавете Сергеевне 61 год»,— думал каждый из нас. Мы были молоды и сомневались в ней. Но Макс говорил: «Вот приедет Лиза...» Приехала Елизавета Сергеевна. Веселая, оживленная, она сохраняла в своих действиях легкость и беспечность парижской богемы. И у нас сразу все вышло.

Зинаида Блгаштина.
«Коктебель и его легенды»


Каллиера
Посвящается Сергею Васильевичу Шервинскому (1892—1991) — переводчик, поэт, историк литературы.

По картам здесь и город был, и порт.
Остатки мола видны под волнами.
Соседний холм насыщен черепками
Амфор и пифосов. Но город стерт,
Как мел с доски, разливом диких орд.
И мысль, читая смытое веками,
Подсказывает ночь, тревогу, пламя
И рдяный блик в зрачках раскосых морд.
Зубец, над городищем вознесенный,
Народ зовет «Иссыпанной короной»,
Как знак того, что сроки истекли,
Что судъб твоих до дна испита мера,-
Отроковица эллинской земли
В венецианских бусах — Каллиера!

Коктебель 18 ноября 1926


"Фиалки волн и гиацинты пены..."

Фиалки волн и гиацинты пены
Цветут на взморье около камней.
Цветами пахнет соль... Один из дней,
Когда не жаждет сердце перемены
И не торопит преходящий миг,
Но пьет так жадно златокудрый лик
Янтарных солнц, просвеченных
сквозь просинь.
Такие дни под старость дарит осень...

Коктебель 20 ноября 1926

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования