Навигация по сайту


       
 
 

Желанный гость в доме сестёр Цветаевых Максимилиан Волошин

В московском издательстве «Мусагет» 1 декабря 1910 года состоялась встреча двух великих поэтов Максимилиана Волошина и Марины Цветаевой. Эта встреча оказала большое влияние на дальнейшую судьбу Цветаевой. Позже она писала в очерке «Живое о живом», посвященном памяти М.Волошина: «Волошину я обязана первым самосознанием себя как поэта и целым рядом блаженных лет в его прекрасном, суровом Коктебеле».

Биография Максимилиана Волошина

 

Хронология жизни и творчества

Моё родовое имя Кириенко-Волошин
Фантастический, романтический Коктебель
Феодосия был город глухой и маленький
Настоящие феодосийские друзья
Первый киммерийский цикл стихотворений
Творческое влияние К. Ф. Богаевского
Работа не с натуры, а по воображению
Литературно-художественное общество
В грозные годы Гражданской войны
Летописец небывалых событий
Дом поэта - островок тепла и света
Талант краеведа и натуралиста
Величественный образ Киммерии
Быстро и неудержимо старею

 

1877 - 1884 - 1885 - 1892
1893 - 1894 - 1895 - 1896
1897 - 1898 - 1899 - 1900
1901 - 1902 - 1903 - 1904
1905 - 1906 - 1907 - 1908
1909 - 1910 - 1911 - 1912
1913 - 1914 - 1915 - 1916
1917 - 1918 - 1919 - 1920
1921 - 1922 - 1923 - 1924
1925 - 1926 - 1927 - 1928
1929 - 1930 - 1931 - 1932

Биография Максимилиана Волошина

 

Хронология жизни и творчества

 

В день знакомства Цветаева подарила Волошину свой первый сборник стихотворений «Вечерний альбом» и сделала надпись на нем: «Максимилиану Александровичу Волошину с благодарностью за прекрасное чтение о Villiers de l'isle-Adam <Вилье де Лиль-Адане>. Марина Цветаева». Сейчас эта книга находится в фондах Дома-музея М.А. Волошина. А уже 11 декабря 1910 года в газете «Утро России» появилась статья М. Волошина «Женская поэзия», в которой он писал о книге Цветаевой: «Она вся на грани последних дней детства и первой юности.

Если же прибавить, что ее автор владеет не только стихом, но и четкой внешностью внутреннего наблюдения, импрессионистической способностью закреплять текущий миг, то это укажет, какую документальную важность представляет эта книга, принесенная из тех лет, когда обычно слово еще недостаточно послушно, чтобы верно передать наблюдение и чувство. «Вечерний альбом» - это прекрасная и непосредственная книга, исполненная истинно женским обаянием».

Волошин первым отметил талант начинающей поэтессы. Затем о «Вечернем альбоме» появились отзывы В. Брюсова (Русская мысль. М. 1911. № 2. С. 233) и Н. Гумилева (Аполлон. 1911. № 5. С. 78), М.Шагинян (Приазовский край. Ростов-на-Дону. 1911. 3 октября). А уже 2 декабря 1910 года Волошин посвятил Цветаевой свое первое стихотворение "К Вам душа так радостно влекома".

С тех пор Волошин становится частым гостем в «старом доме» в Трехпрудном переулке, где жили Цветаевы. «И вот беседа - о том, что пишу, как пишу, что люблю, как люблю – полная отдача другому, вникание, проникновение, глаз не сводя с лица и души другого - и каких глаз: светлых почти добела, острых почти до боли, не глаз, а сверл, глаз действительно – прозорливых. Под дозором этих глаз я, тогда очень дикая, еще дичаю, не молчу, а не смолкаю: сплошь – личное, сплошь - лишнее: о Наполеоне, любимом с детства, о Наполеоне II, С Ростановского «Aiglon», о Сарре Бернар - о Его Париже, о моем Париже», - вспоминала Марина Цветаева в очерке «Живое о живом».

А уже 5 мая 1911 года «после целого дня певучей арбы по дебрям восточного Крыма» Цветаева впервые вступила на коктебельскую землю. Попав впервые в своеобразную, творчески раскрепощающую и вместе с тем очень искреннюю и по-человечески теплую атмосферу волошинского дома, Цветаева не только сразу подружилась со всеми его обитателями, но и постепенно стала освобождаться от многих своих подростковых комплексов, за что была потом очень благодарна Максимилиану Волошину. «Максу я обязана крепостью и открытостью моего рукопожатия и с ними пришедшему доверию к людям. Жила бы, как прежде, - не доверяла бы, как прежде, может быть, лучше было бы - но хуже» (очерк «Живое о живом»). Марину захватывает общее оживление, творческая атмосфера, царящая в доме.

Анастасия Цветаева присоединилась к сестре позже. Она приехала около 22 мая 1911 года. И не узнала сестру. Так она изменилась.

«Я никогда за всю жизнь не видела такой метаморфозы в наружности человека, какая происходила и произошла в Марине: она становилась красавицей. В ней все менялось, как только бывает во сне. Кудри вскоре легли кольцами. Глаза стали широкими, вокруг них легла темная тень. Ни в одной иллюстрации к книге сказок я не встретила такого сочетания юношеской и девической красоты. Ее кудри вились еще круче и гуще моих. Я никогда не была красавицей, а Марина была ею лет с девятнадцати до двадцати шести, лет шесть – семь. До разлуки, разрухи, голода».

Изменения произошли не только внешние, но и внутренние. В Коктебеле Цветаева встретила большую взаимную любовь – Сергея Эфрона.

Покинув Коктебель, Цветаева спрашивает Волошина в одном из писем: «Чем я тебе отплачу? Это лето было лучшим из всех моих взрослых лет и им я обязана тебе». Действительно, много ли мест на земле, где была счастлива Марина Цветаева? Сам Коктебель, обетованная земля для многих поэтов, был еще одним бесценным «даром» Волошина.

17 августа 1921 г. Цветаева пишет Елене Оттобальдовне: «Коктебель 1911 г.- счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния». «Одно из лучших мест на земле», - определяет она это выжженное, дикое побережье в 1931 г. И уже в конце тридцатых годов, в письме А.Тесковой уже «подводя итоги», поставит Коктебель в ряд с лучшими воспоминаниями жизни: «Таруса... Коктебель да чешские деревни - вот места моей души».

   

Максимилиан Кириенко-Волошин

"К Вам душа так радостно влекома..."
Марине Цветаевой

К Вам душа так радостно влекома!
О, какая веет благодать
От страниц "Вечернего альбома"!
(Почему "альбом", а не "тетрадь"?)
Почему скрывает чепчик черный
Чистый лоб, а на глазах очки?
Я заметил только взгляд покорный
И младенческий овал щеки,
Детский рот и простоту движений,
Связанность спокойно-скромных поз...
В Вашей книге столько достижений...

Кто же Вы? Простите мой вопрос.
Я лежу сегодня — невралгия,
Боль, как тихая виолончель...
Ваших слов касания благие
И в стихах крылатый взмах качель
Убаюкивают боль... Скитальцы,
Мы живем для трепета тоски...
(Чьи прохладно-ласковые пальцы
В темноте мне трогают виски?)

Ваша книга странно взволновала —
В ней сокрытое обнажено,
В ней страна, где всех путей начало,
Но куда возврата не дано.
Помню все: рассвет, сиявший строго,
Жажду сразу всех земных дорог,
Всех путей... И было все... так много!
Как давно я перешел порог!
Кто Вам дал такую ясность красок?
Кто Вам дал такую точность слов?
Смелость все сказать: от детских ласок
До весенних новолунных снов?
Ваша книга — это весть "оттуда",
Утренняя благостная весть.
Я давно уж не приемлю чуда,
Но как сладко слышать: "Чудо — есть!»

Максимилиан Волошин
1 декабря 1910

 

 

         
  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский

---Литературная гостиная
---Гостевая книга музея
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы

---Цветаевские фестивали
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея
---Открытые фонды музея
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

.


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования