Навигация по сайту


       
 
 

Биография Марины Ивановны Цветаевой (Анна Саакянц, 1991)
Её семья наконец воссоединилась
:: вперёд :: назад :: к содержанию

Памятная доска в Болшево
Памятная доска в Болшево на доме,
где Марина Цветаева жила в 1939 году.

 

В Москву Цветаева с сыном приехали 18 июня. Ее семья наконец воссоединилась; все вместе жили в подмосковном поселке Болшево. Но это последнее счастье длилось недолго: в августе арестовали дочь, в октябре — мужа Цветаевой.

Она с сыном скиталась по чужим углам: снимала комнату в Голицыне, переменила три жилья в Москве. Ездила с передачами Але и Сергею Яковлевичу; тряслась над хрупким здоровьем Мура; вызволяла прибывший из Франции багаж, который задерживали целый год...

И занималась переводами — с французского, немецкого, английского, грузинского, болгарского, польского и других языков. Она совершала истинно подвижнический труд, работая с тем же самоотречением, как если бы это были ее оригинальные стихи.

Слова: "Я перевожу по слуху — и по духу (вещи). Это больше, чем смысл" — были ее девизом в работе. В черновых тетрадях — бесчисленное количество вариантов и по обыкновению разного рода записи. Вот одна:

"Я отродясь, как вся наша семья — была избавлена от этих двух [понятий]: слава и деньги... (Добрая слава, с просто-славой— незнакома. Слава: чтобы обо мне говорили. Добрая слава: чтобы обо мне не говорили—плохого. Добрая слава: один из видов нашей скромности — и вся наша честность)".

Деньги? Да плевать мне на них. Я их чувствую только, когда их — нет... Ведь я могла бы зарабатывать вдвое больше. Ну — и? Ну, вдвое больше бумажек в конверте. Но у меня-то что останется?.. Ведь нужно быть мертвым, чтобы предпочесть деньги".

По-прежнему, как и двадцать лет назад, она общалась с многими, но как и прежде, все было лишь "людной пустошью" в ее неизбывном одиночестве и горе, которое и доверить-то кому-либо было рискованно. Однако "тайный жар" не угасал в ней, она все еще была способна зажигаться от людей. Свидетельство тому — несколько прекрасных лирических стихотворений, затерянных в переводческих тетрадях.

Осенью 1940 года Гослитиздат вознамерился издать маленький сборник цветаевских стихов; Марина Ивановна, старательно и волнуясь (сохранились попутные записи об этом), составляла его... Сборник был зарезан К. Зелинским. Подробности его пространной и враждебной рецензии, судя по ее записям, ей не сообщили, она знала только: человек, в лицо ей хваливший ее стихи, объявил их "формалистическими"...

--

   

Из записных книжек и тетрадей

Запись от 24 -го октября 1940 г. - Вот, составляю книгу, вставляю, проверяю, плачу деньги за перепечатку, опять правлю, и – почти уверена, что не возьмут, диву далась бы – если бы взяли. Ну, я свое сделала, проявила полную добрую волю (послушалась) - я знаю, что стихи – хорошие и кому-то – нужные (может быть даже – как хлеб).
Ну – не выйдет, буду переводить, зажму рот тем, которые говорят:- Почему Вы не пишете? – Потому что время - одно, и его мало, и писать себе в тетрадку – Luxe. Потому что за переводы платят, а за свое – нет. По крайней мере – постаралась.

Запись от 25-го декабря 1940 г. - «…Иду в Интернациональную, в коридоре… встречаю Живова – мил, сердечен – чуть ли не плачу. – «Вас все так любят. Неужели это – только слова?» И в ответ на мой рассказ, что моя книга в Гослитиздате зарезана словом (Зелинского, я всегда за авторство) формализм: - У меня есть все Ваши книги, - наверное, больше, чем у Вас, и я объявляю, что у Вас с самого начала до нынешних дней не было и нет ни одной строки, которая бы не была продиктована… (Я: - Внутренней необходимостью) какой-нибудь мыслью или чувством. Вот – аттестация читателя. Поэт (подлинник) к двум данным (ему Господом Богом строкам) ищет – находит - две заданные. Ишет их в арсенале возможного, направляемый роковой необходимостью рифм – тех, Господом данных, являющихся – императивом. Переводчик к двум данным (ему поэтом) основным: поэтовым богоданным строкам – ищет – находит – две заданные, ищет в арсенале возможного, направляемый роковой необходимостью рифмы – к тем, первым, Господам (поэтом) данным, являющимся – императивом. Рифмы – к тем же вещам – на разных языках – разные.

 

 

         
  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский

---Литературная гостиная
---Гостевая книга музея
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы

---Цветаевские фестивали
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея
---Открытые фонды музея
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

.


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования