НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

назад :: вперёд :: список публикаций

«Его зарыли в шар земной, а был он лишь солдат...»
Георгий Эфрон и Всеволод Багрицкий: параллели жизни и творчества

Общие знакомые. Корнелий Зелинский

Именно в доме в Камергерском переулке жил литературовед и критик Корнелий Зелинский, с которым был также знаком и Георгий Эфрон. Зелинский был одним из основателей группы конструктивистов, в которую входил и отец Всеволода Эдуард Багрицкий, часто бывал у них в доме. Позже после смерти Всеволода к Зелинскому попадет часть архива молодого поэта. В память о нем Корнелий Люцианович напишет статью «Всеволод Багрицкий» (1947 г.), которая ныне хранится в РГАЛИ. Также Зелинский принял непосредственное участие в составлении книги «Дневники. Письма. Стихи».

Общение Георгия Эфрона с Зелинским состоялось весной 1940 года в Голицыне. Во многих записях своего дневника он выделяет его из всех тогдашних обитателей Дома писателей, как интересного собеседника и умного человека. Из «Дневника» Георгия от 28 марта 1940 г.: «Вчера навестил меня критик Зелинский – он умный человек, с хитрецой. Он был когда-то во Франции - служил в посольстве - и знает Париж. Он меня ободрил своим оптимистическим взглядом на будущее – что ж, может, он и прав, что через 10-15 лет мы перегоним капиталистов. Конечно, не нужно унывать от трудных бытовых условий, не нужно смотреть обывательски – это он прав. Сегодня он едет в Москву и привезет мне книжек советских авторов и, главное, несколько номеров «Интернациональной литературы» [4, 30].

Георгию было интересно это общение, так как он тоже мечтал стать критиком, поступить в Институт философии, литературы, истории.

Именно Корнелий Зелинский написал в 1940 году критическую рецензию на предполагавшуюся к изданию книгу стихов М. Цветаевой, увидев в них «пустоту, бессодержательность». В его отзыве книга была признана «формалистической». В итоге книга не была напечатана, что фактически закрыло Цветаевой возможность печататься после её возвращения в СССР. Говорят, что Цветаевой показали только конец статьи Зелинского, потому что в ней было много просто оскорбительных слов.

--

Марина Ивановна прочитала: «Из всего сказанного ясно, что в данном своем виде книга М. Цветаевой не может быть издана Гослитиздатом. Все в ней (тон, словарь, круг интересов) чуждо нам и идет вразрез направлению советской поэзии как поэзии социалистического реализма. Из всей книги едва ли можно отобрать 5-6 стихотворений, достойных быть демонстрированными нашему читателю» [5, 489]. Цветаева из-за этой рецензии очень переживала. Сохранились ее слова на одной из книг: «Человек, смогший аттестовать такие стихи как формализм, просто бессовестный. Я это говорю из будущего» [6, 489].

Однако Георгий отнесся к этому случаю совершенно по-другому: «Те стихи, которые мать понесла в Гослит для ее книги, оказались неприемлемыми. Теперь она понесла какие-то другие стихи – поэмы – может, их напечатают. Отрицательную рецензию, по словам Тагера, на стихи матери дал мой голицынский друг критик Зелинский. Сказал что-то о формализме. Между нами говоря, он совершенно прав, и, конечно, я себе не представляю, как Гослит мог бы напечатать стихи матери – совершенно и тотально оторванные от жизни и ничего общего не имеющие с действительностью. Вообще я думаю, что книга стихов или поэм – просто не выйдет. И нечего на Зелинского обижаться, он по-другому не мог написать рецензию. Но нужно сказать к чести матери, что она совершенно не хотела выпускать такой книги и хочет только переводить» [7, 252 - 253].

Встреча с этим критиком была у Георгия и в Ташкенте в 1942 году: « ...приехал из Уфы Корнелий Зелинский, сейчас же поспешивший мне объяснить, что инцидент с книгой М. И. был «недоразумением» и т. д.; я его великодушно «простил» [8, 41].

Кстати, Корнелий Зелинский сыграл свою роль и в судьбе отца Всеволода Эдуарда Багрицкого. Один из основателей группы конструктивистов, он, в конце концов, отрекся от своего прошлого, отнеся в редакцию журнала «На ли­те­ра­тур­ном по­сту» по­ка­ян­ную ста­тью «Ко­нец кон­ст­рук­ти­виз­ма» (1930 г.), в ко­то­рой за­од­но об­ру­гал и трёх сво­их быв­ших еди­но­мы­ш­лен­ни­ков – Илью Сель­вин­ско­го, Владимира Лу­гов­ско­го и Эдуарда Ба­г­риц­ко­го. Из-за его публикации конструктивисты в 1930 году стали объектом травли со стороны Российской ассоциации пролетарских писателей (РАПП) и объявили о самороспуске.

назад :: вперёд :: список публикаций

   


Георгий Эфрон. Дневники. Том 1. 1940-1941 годы, 2004 г.

Источники и литература:

10. Багрицкий В. Э. Дневники, письма, стихи. – С. 21.

11. Багрицкий В. Э. Дневники, письма, стихи. – С. 23.

12. Эфрон Г.С. Письма.– С. 101.

13. Кузнецов И. К. Перебирая наши даты… // Заклинание Добра и Зла. Сост. Н. Крейтнер. М.: Прогресс, 1992. - С. 397.

14. Эфрон Г. С. Дневники: в 2 т. - Т. 1.- 1940-1941 годы. – С. 394.

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования