НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Иван Владимирович Цветаев и его музей
начало :: 02 :: 03 :: 04 :: окончание :: список публикаций
Иван Владимирович Цветаев, филолог, специалист по древнеитальянским языкам,
археолог, основатель и первый директор Музея изящных искусств
(ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина)

Что касается первых пожертвований на музей, хочется вспомнить строки из очерка Марины Цветаевой «Музей Александра III»: “Звонили колокола по скончавшемуся императору Александру III, и в то же время отходила одна московская старушка. И, слушая колокола, сказала: “Хочу, чтобы оставшееся после меня состояние пошло на богоугодное заведение памяти почившего государя”. Состояние было небольшое: всего только двадцать тысяч. С этих-то двадцати старушкиных тысяч и начался музей…».

Главным жертвователем музея стал крупный фабрикант Ю. С. Нечаев-Мальцов (в автобиографических произведениях Марины и Анастасии Цветаевых – Нечаев-Мальцев). Юрий Степанович окончил юридический факультет Московского университета. Служил в главном архиве Министерства иностранных дел, ездил с дипломатическими поручениями в европейские города.

В 1880 году Ю. С. Нечаев получил наследство от дяди по материнской линии Ивана Сергеевича Мальцова, включающее несколько фабрик и заводов в различных губерниях России, крупнейшим из которых был Гусевской хрустальный завод во Владимирской губернии. Вступая в права наследования, Ю. С.Нечаев принял также и фамилию дяди и стал Нечаевым-Мальцовым. Марина Ивановна, в уже упомянутом нами автобиографическом очерке, писала: «Нечаев-Мальцев на музей дал три миллиона, покойный государь триста тысяч. Эти цифры помню достоверно. Музей Александра III есть четырнадцатилетний бессребреный труд моего отца и три мальцевских, таких же бессребреных миллиона».

Закладка здания происходила на глазах императора и его семьи в августе 1898 года. И снова слова из очерка Цветаевой «Музей Александра III»: «Одно из первых моих впечатлений о музее — закладка… Дай Бог, чтобы в день закладки была хорошая погода. На закладке будет государь и обе государыни… день был сияющий, мама и Лёра (старшая сводная сестра М. И. Цветаевой) поехали нарядные, и государь положил монету. Музей был заложен».

В 1902 году Иван Владимирович вместе с Марией Александровной отправились на Урал, чтобы лично осмотреть и отобрать мрамор для стоительства музея. Кроме этого образцы мрамора были запрошены из Тироля и Норвегии.

Само здание музея в основном было закончено в 1904 году. Слепки и другие копии заказывались Иваном Владимировичем за границей по формам, снятым непосредственно с оригиналов, часто - они делались впервые. Основную часть экспозиции музея занимало античное искусство, главным образом ваяние. Искусство Средних веков, Итальянского и Северного Возрождения составляло самостоятельные разделы экспозиции. музей Виктории и Альберта в Лондоне

Строительство шло главным образом на частные средства. Имена жертвователей присваивались тем залам, создание которых они финансировали. Сам Иван Владимирович Цветаев часто выезжал за границу, бывал во многих европейских музеях, вел переговоры о приобретении или изготовлении копий скульптур, знакомился с методами хранения памятников. Нужно отметить, что многие экспонаты были принесены музею в дар. Верным другом и помощником в нелёгком деле создания музея, сбора его коллекции стала для Ивана Владимировича его жена, Мария Александровна. Марина Цветаева писала: «Ближайшим сотрудником моего отца была моя мать, Мария Александровна Цветаева, рожденная Мейн. Она вела всю его обширную иностранную переписку… Главной же тайной ее успеха были, конечно, не словесные обороты …, а тот сердечный жар, без которого словесный дар — ничто. И, говоря о ее помощи отцу, я прежде всего говорю о неослабности ее духовного участия, чуде женской причастности, вхождения во все и выхождения из всего — победителем. Помогать музею было прежде всего духовно помогать отцу: верить в него, а когда нужно, и за него».

И ещё один немаловажный факт: не только Мария Александровна принимала активное участие в деле создания музея, но и её отец, Александр Данилович. И снова обратимся к очерку Цветаевой «Музей Александра III»: «Говоря о матери, не могу не упомянуть ее отца, моего деда, Александра Даниловича Мейна, еще до старушкиных тысяч, до клейновского плана, до всякой зримости и осязаемости, в отцовскую мечту — поверившего, его в ней, уже совсем больным, неустанно поддерживавшего и оставившего на музей часть своего состояния. Так что спокойно могу сказать, что по-настоящему заложен был музей в доме моего деда, А. Д. Мейна, в Неопалимовском переулке, на Москве-реке…».

Марина и Ася с детства не просто постоянно слышали о музее, они росли вместе с ним, не зря Марина Ивановна называла отцовский музей «колоссальным младшим братом». Воссоздавая в поэме «Чародей», написанной в 1914 году в Феодосии, атмосферу дома в Трёхпрудном, атмосферу детства, Марина Цветаева пишет:

Вплываем в царство белых статуй
И старых книг.
….
Как переполненные соты –
Ряд книжных полок. Тронул блик
Пергаментные переплёты
Старинных книг.
________________

Цвет Греции и слава Рима,-
Неисчислимые тома!
Здесь – сколько б солнца не внесли мы, -
Всегда зима.

Последним солнцем розовея,
Распахнутый лежит Платон…
Бюст Аполлона – план Музея –
И всё – как сон.

В процессе создания музея возникало много трудностей, часто – совершенно непредвиденных и даже трагических: в 1904 году в помещении музея вспыхнул пожар, уничтоживший более полутораста ящиков с гипсовыми и бронзовыми копиями экспонатов европейских музеев. Иван Владимирович в это время был в Германии с семьёй ( Мария Александровна в 1902 году заболела туберкулёзом и выехала вместе с Мариной и Асей на длительное лечение в Италию, Швецарию, Германию) «…отец был с нами во Фрейбурге. Телеграмма. Отец молча передает матери. Помню ее задохнувшийся, захлебнувшийся голос, без слов, кажется: “А-ах!” И отцовское — она тогда была уже очень больна — умиротворяющее, смиренное, бесконечно-разбитое: “Ничего. Даст Бог. Как-нибудь”...) И его безмолвные слезы, от которых мы с Асей, никогда не видевшие его плачущим, в каком-то ужасе отвернулись». - так описала Марина Цветаева этот эпизод в очерке «Музей Александра III».

Но и это событие не смогло заставить профессора Цветаева опустить руки. Он настойчиво шёл к исполнению своей мечты. На этом пути его ждали новые беды и испытания…

начало :: 02 :: 03 :: 04 :: окончание

--

   

 

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования