НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

«Неумолимая машина рока добралась и до меня»
начало::02::03::04::окончание::список публикаций
к 86-ой годовщине со дня рождения Георгия Эфрона

Смерть матери

Переломным моментом в судьбе Георгия стала эвакуация из Москвы в Елабугу. Мальчик привык к московской жизни. По словам Георгия, Москва была культурным центром России. Здесь он ходил в кино, посещал театр, библиотеку иностранной литературы. Здесь ему было просторно. Возможность эвакуации пугала мальчика. В дневнике от 2 августа 1941 года он описал свое состояние перед отъездом: «Уезжаю из центра страны. Возможно, что уезжаю на очень тяжелую жизнь в какой-то глуши. В самом деле, уезжать хочет мать, а пока что мне все-таки только 16 лет, и материально я всецело завишу от матери. Конечно, это очень мрачно для меня, европейца и культурного человека, уезжать в какую-то там Татарию. Не знаю даже, кто едет, и, главное, где будем жить и что делать. Возможно, в какой-нибудь деревушке. Я всеми силами сопротивлялся отъезду, но нечего делать - связей у меня нет, и самостоятельно прокормиться в Москве я пока что не могу».

В Елабуге Георгий пережил огромное душевное потрясение - смерть матери. По его собственному выражению, тогда он замкнулся в одиночество, как в «башню из слоновой кости». Никого не подпускал к своим переживаниям, не хотел, чтобы его жалели. Своим высокомерием, спокойствием, нежеланием говорить о горе, он поражал окружающих. Они не понимали, что это была просто защитная реакция. Уже позже, переосмыслив трагедию своей семьи, Георгий напишет другу семьи Самуилу Гуревичу 8 января 1943 года: «Я вспоминаю Марину Ивановну в дни эвакуации из Москвы, ее предсмертные дни в Татарии. Она совсем потеряла голову, совсем потеряла волю; она была одно страдание. Я тогда совсем не понимал ее и злился на нее за такое внезапное превращение… Но как я ее понимаю теперь! Теперь я могу легко проследить возникновение и развитие внутренней мотивировки каждого ее слова, каждого поступка, включая самоубийство».

-Туризм и путешествия-

Ташкентские будни

После смерти матери Мур был ужасно одинок и заброшен, но держался за жизнь из последних сил. Проведя некоторое время в Чистопольском интернате для писательских детей, он отправился в Москву, а оттуда в Ташкент. В Ташкенте он сначала привязался к Ахматовой, а затем к Толстым. К весне 1942 года Георгий Эфрон в Ташкенте получил угол в доме писателей на улице Карла Маркса. У него была крохотная комнатка, фанерная выгородка без окон. «В ней едва помещались стол, стул и узкая кровать, застеленная стареньким пледом, - вспоминал литературовед Эдуард Бабаев. - Над столом была укреплена книжная полка, на которой стояли сборники Марины Цветаевой «Версты», «Ремесло», «Царь-Девица».

Мур зарабатывал на хлеб тем, что писал плакаты и стихи для Телеграфного агентства (УзТаг), но работа была не всегда. В письме к тетке Елизавете в Москву 7 августа1942 года он описывал свое драматическое бытие: «Живу в душной каморке без окна; входя в нее – обливаешься потом. Да еще кто-нибудь иногда одолжит плитку для «готовки» - так становится как в кузнице Вулкана. Это - внешние, наружные влияния. Часто чувствую себя плохо, особенно утром. Трудно подняться с жестчайшей кровати, и ноги как тряпки. Трудно устраиваться со стиркой; мне, щеголю, очень тяжело ходить в грязных брюках.

Живу в доме писателей; шапочно знаком со всеми; хотя ко мне относятся хорошо (одинок, умерла мать и т.д.), но всех смущает моя независимость, вежливость. Понимаете, все знают, как мне тяжело и трудно, видят, как я хожу в развалившихся ботинках, но при этом вид у меня такой, как будто я оделся во все новое». В Ташкенте Георгий закончил 10 классов школы. В октябре 1943 года он возвратился в Москву.

продолжение

--

   

Марина Цветаева и Георгий Эфрон. 1935 год
Марина Цветаева и Георгий Эфрон. Франция. Фавьер. 1935 г.

"Мне кажется, что для нашей семьи эта проблема взаимосвязи трех величин: настоящего, прошлого, будущего, — основная проблема.

Лишь тот избегает трагедии в жизни, у кого эти величины не находятся в борьбе и противодействии, у кого жизнь образует одно целое.

У Сергея Яковлевича всегда преобладало будущее; только им он и жил. У Марины Ивановны всегда преобладало прошлое, многое ей застилавшее. Об Але не говорю – не знаю".

Из письма Г. С. Эфрона к С. Д. Гуревичу от 8 января 1943 года из Ташкента.

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования