НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ - МОСКВА И ТАРУСА
ГЛАВА 3
ТРАВЛЯ ПАПЫ МИНИСТРОМ ШВАРЦЕМ. В ТЕАТРЕ КОРША
начало::окончание::содержание

В январе 1909 года в Румянцевском музее обнаружилась покража гравюрных листов. В одном из антикварных магазинов Москвы великий князь (его имя не помню, – знаток гравюр, он искал там чего-нибудь для своей коллекции) рассмотрел недоуничто-женные признаки принадлежности гравюр Румянцевскому музею.

Энергичные меры, предпринятые папой, раскрыли, что следы ведут к некоему Кознову. Знакомый Шурова, хранителя Музея, Кознов сумел вынесли из особого зала для чтения, куда пускали лишь доверенных читателей, ценные гравюры – и продать их! Несмотря на то, что папа добился возврата трех четвертей похищенного, вокруг папы поднялась травля. За созывом экстренного Совета музеев последовало донесение министру просвещения Александру Николаевичу Шварцу.

В прошлом папа и он учились одновременно в университете. Но папа жил скромной жизнью студента-труженика, а Шварц был совсем иного типа человеком. Денег ему всегда «не хватало», и он согласился на предложение товарищей - собрать денег по подписному листу, ему в помощь. Папа об этом знал, Шварцу в этом деле не помог. Этого теперь Шварц забыть – на министерском посту не мог, как человек малодушный и подлый.

Не имея никаких научных заслуг, он карьеру свою сделал с помощью светских связей. Он принялся за дело преследования папы – со рвением. Назначили ревизию, поручив ее князю Чегодаеву, человеку в делах науки и искусства малограмотному. Какой только лжи не писали в газетах! Травля разрасталась. Папа вел себя с большим достоинством и мужеством, но тяжко переживал клевету. Директора обвиняли в небрежности, нерадении. скачать все альбомы король и шут на нашем сайте

Все время, в течение которого продолжалась безобразная ревизия, полная несправедливых обвинений, папа приходил домой еще позднее обычного, обессиленный, и с горечью рассказывал нам о новых огорчениях и о своих попытках к вынужденной самозащите. Такое говорилось о папе, отдавшем столько лет и сил Румянцевскому музею, – энергии, благодаря которой Румянцевский музей обогатился многими ценностями и, недавно, еще большой Солдатенковской коллекцией. Папа впервые в Музее ввел порядок – директору являться на службу с часа его открытия наравне с низшими служащими. И не было грязи, которую бы не лили теперь на него, и в травле принимал первейшее участие министр народного просвещения.

Помню взволнованные приезды младшего брата папы дяди Мити, его негодование, их беседы. Все папины друзья, профессора Яковлев, Грушка, Романов и многие другие, навещали нас, выражая свое сочувствие. В ответ на безграмотную и ложную ревизию папа, не щадя ночей, написал пространный ответ – опровержение, где доказал неправоту возводимых на него обвинений, и собирался печатать его в виде объемистой брошюры. А в это время министр Шварц прислал папе недопустимого тона приказ, где предписывал в трехдневный срок подать в отставку.

Помню, как папа, взойдя к нам наверх, сообщил нам это. Мы старались, как могли, утешить его, хоть ласковым словом, его поддержать. Папа, скромный профессор, приказу министра не подчинился, в отставку не подал и разослал в соответствующие инстанции (из них помню Сенат) свой ответ на клеветническое обвинение. Чем, однако, кончится все это дело, было еще понять нельзя. Мы старались быть внимательными к папе, но от застенчивости, от неумения выступить в такой взрослой роли – смущались. Мамы не было! Она была нужна ему в эти дни…

Тревожно ждем час, когда можно ехать. Где была Марина? Я помню себя одну, входящую в далекий дом, в шестой этаж к Лидии Александровне. Как во сне. Ее кабинет — в чужой комнате. Мы стояли у окна, высоко над Москвой, полной игры и огней. Зимняя заря угасала. От города шел гул, и неслись по нему редкие гудки с какого-то далекого вокзала. Почему не было с нами Марины?

— У меня был Эллис, — сказала Лидия Александровна своим медленным, с запинкой, голосом, — читал стихи. Но вообще... я сказала ему, чтобы он больше не приходил... Эти — все поэты, мой друг, они... — И вдруг что-то, словно льдины в половодье, сместилось в ее лице, брови поднялись треугольником с вопросительным юмором. Непередаваемый, испытующий взгляд — она рассмеялась, и в двойном смехе тридцатилетняя и четырнадцатилетняя — счастливо, беспечно, насмешливо и восхищенно — доверчиво уселись на синий диван.

— Я вам сейчас дам чаю... — с нежданной серьезностью сказала Драконна. — С такими замечательными помадками...

--

   

"...В то самое время, как папа мужественно нес на своих плечах все новые и новые оскорбления поверившей клевете прессы, он, встречаясь с нами за завтраком и обедом, рассказывал нам о возможном — в верхах — решении передать египетскую коллекцию В. С. Голенищева — свыше шести тысяч предметов-оригиналов — московскому Музею изящных искусств, а не Петербургу.

Он рассказывал об этих униках, описывая их любовно, волнуясь о том, как они, более двухсот ящиков, будут доставлены, и тревожась об упаковке. Как волновался папа о том, что ввиду не готовых еще к приему такой драгоценности запасных зал, из-за недостаточного штата охраны — Музею откажут, как он старался преодолеть эти помехи, как бился над ускорением работ!

В те зимние дни папа за столом говорил и о том, как удалось ему убедить некоторых высоких лиц, от которых это зависело, приобрести египетскую коллекцию в государственную собственность.

О том, как Америка предлагала за нее Голенищеву полмиллиона и как не удалось такую цену испросить у правительства — а лишь 350 тысяч.

Как, разоренный легкомысленными наследниками, Голенищев согласился потерять 150 тысяч ради того, чтобы любимая его коллекция осталась на родине...".

Анастасия Цветаева
Воспоминания, изд. 2008 года

 

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования