НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ - МОСКВА И ТАРУСА
ГЛАВА 9
ОСЕНЬ. ПОЖАР. ПОСЛЕДНИЕ ДНИ ЛЕТА 1909 ГОДА С МАРИНОЙ, ВЕРНУВШЕЙСЯ ИЗ ПАРИЖА
начало::продолжение::окончание::содержание

А в домике Тьо все так же шли дни, размеренные, уютные, швейцарские. В тот же час вскипал кофе на блистающей чистотой керосинке, те же запахи «дедушкиного» печенья, Тетиного одеколона, так же распахивались стеклянные двери на террасу – впуская аромат сада, так же ждали меня отборные яблоки и сливы и всплески рук о «Мунечка»:

– A Paris seule! Oh! Une jeune fille de seize ans! Quelle horreur! Oh, si la pauvre Mania le savait! (В Париже! Одна! О! Шестнадцатилетняя девушка! Какой ужас! О, если б бедная Маня эта знала! (франц.)– Marina'a presque dix-sept ans! – пыталась я. Не помогало. (Марине почти семнадцать лет! (франц.) – Une jeune fille! AParis! Dans cette horreur de ville! Cepauvrepere ne sait plus ce qu’il fait… Toujours occupe avec son musee… (Молодая девушка! В Париже! В этом ужасном городе! Этот бедный отец, он уже не знает, что он делает!.. Всегда занятый своим Музеем… (франц.)

И вдруг сламывалось ее настроение: – Ah, oui, ce musee, c’est une superbe chose, grand-papa le disait toujours… Il faut bien espererque tout serabein avec Мунечка, gue le bon Dieu la gardera… (Ах, да, этот Музей, это великолепная вещь, дедушка это'всегда говорил… Будем надеяться, что все будет хорошо с Мунечкой, что господь ее сохранит… (франц.)

И она обнимала меня, и мы выходили на террасу и с пег на дорожку, как на картине Поленова «Бабушкин сад». По калужскому берегу Оки – литые из золота рощи, холмы. У дорог – осенние цветочки, те, нашего детства, мамины, на толстом влажном стебле, с кроной мелких -розовых «незабудочек». Иммортели – пыльно-серые, легкие, Мама их любила. Они есть, а мамы нет…

Хлеб убран. Везде – запах соломы. Холодные утра и вечера. Скоро Москва! На даче – топят, но печи дымят, и я дольше задерживаюсь у Добротворских – «погреться», Взбегаю наверх, в Санину комнату, – он уехал, и в углу сложены огромные желтые сливы – как крашеные яйца. Лежанки, книги, мешок сушеных яблок, орехи. Скрип двери, входит высокий добрый человек с синими глазами, седой, говорит на «о» – дядя Ваня. В крылатке – ездил к больному в уезд, был дождь. Елена Александровна зовет к столу – он заставлен лепешками, пирожками, вареньем, смоквами; свежий мед. Оса вьется над медом. Я зову Евгению Николаевну. «Сейчас!» Она говорит с Еленой Александровной о монастыре в «Дугнах». Та напишет о ней письмо игуменье, знакомой, и, может быть, ее согласятся принять без денег. Стеклянные компьютерные столы вписываются практически в любой интерьер благодаря прозрачности столешницы и ажуру тонких серебряных ножек.

Самый конец лета с нами в Тарусе провела приехавшая из Парижа Марина. Она застала меня с сонмом девочек, с еще новыми подругами Шурочкой и Олей Михайловыми и двумя маленькими Лидами. Она читала нам свои парижские стихи "В сумерках", рассказывала о Париже, о Лувре, о Саре Бернар. Марина сразу обратила внимание на Шурочку, а та не отрывала от нее глаз, – как слушала! Знакомство наше с Шурочкой Михайловой сразу стало дружбой. В ней, десятилетней талантливой смуглой цыганочке, поющей и танцующей и позднее выступавшей у Поленовых, – частичка души Ани, говорит Марина. Настороженная ко всему, что касалось искусства, Шурочка слушала Марину внимательно и восхищенно.

Вечерами приходили мальчики – после своего рабочего дня. Вечер был их, и они проводили его неизменно с нами. Марина, девочки, я ходили с ними вдоль Оки ко входу в Пачёвскую долину, к соснам, и там, на неизменном нашем месте, жгли костер. Вставала низкая луна, рыжим шаром, желтея, подымаясь, Марина рассказывала о Франции. Когда мы опоминались – высоко в небе стоял голубой шар. Мы тушили костер и пускались в обратный путь. Однажды перед самым отъездом, ища зачем-то Марину, я забежала в ее комнату. Ее не было. На столе лежала распахнутая тетрадь. Я не удержалась от искушения. На последней исписанной страничке стояло:

…Всего хочу: с душой цыгана
Идти под песни на разбой.
За всех страдать под звук органа
И амазонкой мчаться в бой;
Гадать по звездам в черной башне,
Вести детей вперед сквозь тень…

Чтоб был легендой – день вчерашний,
Чтоб был безумьем – каждый день!

Дальше было бело. Я побежала искать Марину.

Матушка, мать Шуры и Сережи, Надежда Даниловна, пригласила меня к себе. Видно, захотела узнать поближе эту Асю; я волновалась, конечно, но еще больше этого волнения было желание увидать дом, где они жили, с детства, их сестер, мать.

Напротив Воскресенской церкви, где отпевали маму, с горы над левым изгибом Оки — чудный вид! Там стоял длинный деревянный дом с крылечком и большим яблочным, ягодным садом. Я жадно впивала дух деревенских уютных комнат — здесь они росли, Сережа и Шура! Скрип дверей, особенный запах (в каждом доме ведь свой), зелень в раскрытые окна, гостеприимство их матери, смуглой, с проседью, пожилой женщины со строгими, внимательными, на меня добро глядящими глазами. И как странно видоизменение, но волшебно похожа она на Шуру!  Из книги "
Анастасия Цветаева, Воспоминания", изд. 2008 года.

--

   

"...С Добротворскими я поехала на лодке (или на пароходе?) за Велегож, в именье Барановых. Отделенный Окой, тульский берег был продолжением той части калужского, где пропадало в дубовых дубравах и долинах с незабудками имение маркиза Кампанари, Ладыженское, там я была год назад (только год назад? Невероятно).

Пейзаж имения Барановых был другой: здесь тульский берег, плоский, взнесся лесными террасами на такую высь, что с нее был восхитительный вид на окрестные берега и изгиб Оки, на вдали угасавшую, мерцавшую куполами своих двух церквей, Тарусу.

Отсюда до нее было так далеко, как от Тарусы до поленовской деревни Бёхово, церковь которой все наше детство представала нам с Мусей розовым огоньком на закате, в те ранние годы, когда мама, еще не уверяясь в нашей двойной близорукости, дивилась, что мы совсем не видим той ниточки поезда, так ясно видного ей. Густота лесных полян, одна над другой, вдоль вившейся вверх дороги, была сказочна.

ут могла жить die Waldfrau (лесная фея — персонаж немецких сказок, прим. сост.)… Хвоя вперемежку с листвой. Наверху перед домом — куртины, запущенные. Сторож впустил нас в дом. На столе одной из комнат лежала раскрытая книга о Наполеоне… Пыль, тишина… А за домом — поля, скучные, ровные версты до станции Тарусской...".


"В сумерках"

Сумерки. Медленно в воду вошла
Девочка цвета луны.
Тихо. Не мучат уснувшей волны
Мерные всплески весла.

Вся как наяда. Глаза зелены,
Стеблем меж вод расцвела.
Сумеркам — верность, им, нежным, хвала:
Дети от солнца больны.

Дети — безумцы. Они влюблены
В воду, в рояль, в зеркала...
Мама с балкона домой позвала
Девочку цвета луны.

Марина посвятила его Клане Макаренко, которая ей полюбилась. Шурочка, как и мне, напомнила ей — чем-то — мою утраченную Аню.

Она, тоже настороженная ко всему, что касалось искусства, слушала Марину внимательно и восхищенно. Марина рассказывала о приезде в Париж брата Андрея, о их встречах.

Анастасия Цветаева
Воспоминания

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования