НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕВЯТАЯ - САКСОНСКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ
ГЛАВА 9
ЖЕРТВА АВГУСТА СИЛЬНОГО. ГРАФИНЯ ФОН ПОЗЕН. ЭСКАПАДА. ОТЪЕЗД ХЕЛЬМУТА.
НАШ ОТЪЕЗД. ПЕШКОМ ПО САКСОНСКОЙ ШВЕЙЦАРИИ. МАГДЕБУРГ. ВИТТЕНБЕРГ
начало::продолжение::окончание

Мы поехали экскурсией в близлежащее место, где в лесу стоял замок, некогда принадлежавший Августу Сильному (August der Starke). В живописном, глухом месте стоял он, лучше слов говоря о старине. Узкие бойницы, крепчайшие стены, простые суровые очертания. И была в нем высокая башня, окруженная галереей. Грубая кладка камня поражала. Что-то дикое, страшное, древнее, как сама земля и деревья этого леса. Гид рассказал нам – нет, не легенду, а жестокую, невероятную быль. Некогда Август дер Штарке приблизил к себе красавицу графиню фон Позен. Был ли он вдов – не помню. Графиня имела от него двух маленьких сыновей.

Но кто-то донес Августу, что графиня ему изменила. В гневе не проверив злой слух и не слушая уверений возлюбленной он велел заточить ее в башню. Туда ей носили еду и питье, давали одежду, но не позволялось ей даже стоять у окна. Так, отдаленная накрепко от жизни, красавица графиня Позенская прожила в этой башне три четверти жизни. Детей своих она ни разу не видела с разлуки.

И вот однажды она увидела в окне, как вслед за Августом мчатся на конях ее взрослые сыновья. Графиня, потрясенная, узнав крошек сыновей в этих взрослых красавцах, крикнула их имена! Они было остановились, дрогнув, придерживая поводья – может быть, узнав голос матери! – но грозно торопил, отзывая их, голос отца – и, пришпорив коней, они неслись вслед, проскакав мимо башни, где томилась в заточении их мать.

Потянулись годы – еще полжизни! До глубокой старости дожила в башне графиня фон Позен и никогда более не увидела своих детей… А стража день и ночь ходила по галерее, стерегла ее до ее смерти. Мы слушали страшный рассказ и смотрели на портреты графини. Они висят и теперь, может быть, – если не попала в них бомба во время войны, – на каменных стенах. Высокий парик, пудреный, тонкие черты, пышный наряд, покатые плечи. Улыбка цветущей юности трогает ее рот. …Соскучилась ли Марина в покое и в мире? Но вскоре мы с Хельмутом решили сделать что-нибудь тайное, оживить нашу покоренную жизнь. В нашей затее – это было всего веселее – принял участие и Кристьян.  ООО ПЦ "МК Совсантех" оказываетуслуги по металлообработке, изготовление зубчатых колёс токарные работы по металлу, фрезерные работы, порошковая покраска, металлоконструкции.

В тех рамках, что были нам доступны в Вайсер Хирш, мы задумали вот что: никому не говоря, отлучиться, якобы каждый по своим делам (будто в магазины, в парк, в купальню), и уехать в Дрезден – погулять вместе где-нибудь на окраинах, где меньше вероятности быть встреченными кем-нибудь из знакомых Бахманов. От Софии и Герхардта, благонамеренных и послушных, мы, конечно, должны были скрыть эскападу. Были приняты все меры предосторожности.

Мы вели себя, как всегда, естественно и весело, но Кристьян был так польщен тем, что участвует в головокружительной поездке, внес в наше предприятие столько своего восторга, что нам, глядя на его праздничную, почти высокопарную манеру поведения, стало еще веселее. Он почувствовал себя взрослым, студентом-буршем. Он выступал со всей германской торжественностью, ведя меня под руку, будто невесту, и сиял от сознания своего достоинства так блаженно, что на него нельзя было спокойно смотреть.

Хельмуту тоже было жаль проститься с нами — это видно по его грустному лицу, по задумчивому, застенчивому взгляду темно-синих глаз, по нервному движению еще мальчишеской руки, поправляющей густую темную прядь, все падавшую на лоб, — он поправлял ее чаще, чем надо. Его ли отъезд мы решили отпраздновать на прощанье? Осмелев после удачи нашей первой шалости, мы задумали вторую, гораздо более рискованную. Что будет, если она обнаружится? Русское ли "авось" победило или и в немецких подростках жил тот же огонек риска?

Мы решили, что в назначенный вечер, когда все разойдут ся после ужина по своим комнатам и в доме потухнут лампы, — мальчики, кто через балкон, кто прямо из окна, проберутся к Марининым окнам и войдут через них в наши владения. Угощение было закуплено в складчину, в разных магазинах и всеми нами поочередно, было и немного сладкого столового вина. Покупки проносились незаметно и тщательно прятались.

Предвкушение было не менее увлекательно, чем само событие. А как было страшно, когда настал день! Предприятие вдруг показалось безумием. Нас поймают — и как все это будет выглядеть на чужой глаз? Вдруг в ту минуту, когда какой-нибудь из мальчиков будет лезть из своего окна или балкона, его увидят? Ведь лезть-то придется по фасаду "Норвежского дома"! Нам помогала чистая совесть.

--

   

"...Володя Калашников внес вольную струю в чинную немецкую жизнь. Может быть, Марина и я впервые мирились с окружающим. От грусти пережитого за зиму мы не бунтовали в доме Бахманов, впервые по-взрослому, "рассудительно" относились к чужому месту. Нашим собеседником был Хельмут, дружеский, серьезный, вдумчивый, но сдержанный и далекий от какого-либо протеста.

Когда в наш "Норвежский дом" неожиданно вошел веселый и трезвый Володя, потянул воздух дома и сразу определил его как ему, Володе, не подходящий, — мы тоже вдруг как проснулись от сна (кот на лежанке), потягиваясь, встали. И поняли: скука! А может быть, вовсе тут было дело не в Володе, а просто Марина соскучилась в покое и в мире? Только вскоре мы решили сделать что-нибудь интересное, тайное, оживить нашу покоренную жизнь.

Над немецкой ветчиной и кухенами в поднятых — за здоровье и свободу — бокалах пламенело вино добродетельной германской марки. Тени мальчишеских голов и наших двух пышноволосых, измененные далеко стоящим светом, были бы чудесной темой для иллюстрации сказки в каком-нибудь томе Гауфа — о придорожной гостинице.

Но беседа! Кто бы мог описать ее? В ней сливались души русские и германские в одну душу юности, которая подошла и ждет, за дверями. Она и охранила нас в ту ночь от опасностей пасторского дома и помогла нашим друзьям благополучно вернуться в постель...".

Из книги "Анастасия Цветаева
Воспоминания", изд. 2008 года

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования