НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 13
ЭСБО. ХОЗЯИН ГОСТИНИЦЫ. «ИДИОТ» ДОСТОЕВСКОГО
начало::02::03::окончание::содержание

Лес, скалы, туманы. Поросшие мхом камни, ручейки, журчащие под ногой. Вереск. Точно германские ландштрассен, белеют дороги от городка к городку.

Наше жилье – деревянный дом чуть вбок от дороги, высокие окна, белые занавески. Две комнаты, одна проходная. Окна во двор и на лес. В задней проводим большую часть суток. Там Борисов чемодан с Шопенгауэром, Сервантесом и Достоевским. Хозяин гостинички – бородатый, светловолосый (бородка скромная, как и он сам). Глаза его светлы до чрезвычайности, взгляд потерян вдали, на лице мелькает улыбка. То, что речь его совсем непонятна, в совершенстве идет к нему. Мы едим в столовой. Это большая комната, где накрыты длинный большой стол и столы маленькие. На столах – тарелки с супами, с закуской, салатами, сырами, творогом, пудингами, ветчиной, бутербродами, пирогами. Каждый ест, что он хочет. Входя, платит марку. Невероятная дешевизна! Мы тут растолстеем, как Собакевичи!

Как же мы – почти как в бреду – удивились, когда, платя по недельному счету, узнали, что в ту марку в скромную финскую марку, входит и комната! «Эльдорадо»! Тот рыцарь не знал путь в Эсбо! (Тот, детский, из песни, что пела сестра Лёра, что искал тщетно путь в Эльдорадо.) Уют, сытость, туманы и почти у самого дома – легендарный приснившийся лес! Лес из сказки. По нему ходят Красные Шапочки и подмастерья из Гауфа, в нем бормочут под камнями ручьи. Где-то у речки, меж скал, мы стреляем в цель, у Бориса маузер, у меня – маленький велодок. Борис учит меня, это нежданно-весело. Почему нет Марины?! Как бы мы бродили все вместе! С Сережей… Какие бы Марина тут писала стихи! Письма мы шлем друг другу…

Велодог — мой друг. Он всегда при мне. Неясно, но крепко во мне рождается, зреет мысль. Нет, чувство: если сегодня ночью я вдруг ослабею, запутаюсь головой в сетях назавтра враждебных чувств — велодог поможет мне их распутать. (Это и гораздо легче, чем пережить свой позор!)

Еще зимой я писала об этом в дневнике — о невозможности принять жизнь с ее чудовищным сексуальным законом. В этом неприятии я ощущала себя тем одиноче, что и с Мариной мы не говорили об этом. Мы знали, что оно у нас одинаково (как могло при таком сходстве душевном иначе быть!). Но именно та сверхнормальная (аномальная, как сказали бы те, что были «нормальны», застенчивость, которая так краеугольно, непримиримо отвращала от решения этого вопроса, мешала нам и друг с другом говорить об этом — и это рождало ощущение непоправимого одиночества: один на один с миром, инако живущим, который и тебя в это жерло залучит, или своей рукой пресечь жизнь? Которая так во многом — во всем, кроме этого, прекрасна? Круг был заколдован. Я не знала, что и это одиночество имеет название, что о нем до меня думали — и теперь думают (В.В.Розанов), что ему имя наречено «лунный свет».

Я не помню, говорила ли я все это Борису, может быть, было только мое стихийное «нет», мой ужас был ему ясен, но и он не мог быть со мной в этой одинокости, потому что именно он влек меня именно в то, что было ужасно, — он, как Лев Сикстель, был проводником той силы, которая влекла и отталкивала. Не будучи врагом — это я чуяла и это тоже пугало. Всему этому во мне не было имени. Дни и ночи сменяли друг друга в трагичной равномерности, и, все глубже познавая друг друга, мы не делали решающего шага. Была ли это у него сила воли? Или и в нем пламенел «лунный свет»? Я благодарю судьбу за то, что в моем испытании со мной был именно он.

Еще зимой Борис не раз говорил мне о Достоевском, дивясь тому, что я не читала его. А я не читала его (зная Тургенева, Гончарова, Льва Толстого и Алексея Константиновича Толстого и многих, многих других) – от какого-то озороства? От полудетской, должно быть, – надменности; сколько слышав о том, что какому-то – да всем! Достоевский «открыл горизонты»? Я все шкурой своей в ответ щетинилась: мне он их не откроет! Мне! Знавшей Тигра-революционера, царского эмигранта Владислава Александровича Кобылянского, бежавшего с каторги, под пулями переплывшего реку… знавшей Эллиса! Поэта и сказочника… Читавшей «Звонарь» Роденбаха! «Цветы зла» Бодлера! столько и стольких! Мону Лизу и Леонардо… Я не хотела читать Достоевского потому, что его так превозносили. Мне казалось, что он враждебен всему тому романтизму, которым нам с Мариной дышалось. У этой аберрации были свои оправдания.

Но именно Достоевского, только его он будет читать! Он взял с собой два тома – любимый его «Идиот». Против воли я уступила и тут же поняла, какой Борис чтец!

--

   

"...И вот на эту «позицию» — чего только не бывает на свете! — повел Борис наступление настолько же накаленное, как мое нежелание читать Достоевского. Именно Достоевского, только его он хотел читать мне, — он будетчитать!

Он взял с собой два тома — любимый его роман «Идиот». И что-то было в Борисе тут, что-то, что было и частью его существа, его страсти к его особому миру, чем-то и меня вовлекшим. Contre coeur — я отозвалась. Уступила.

Уступая мне в наших трудных ночах, смиряя свое мужское, чтоб не быть грубым с моим женским, девическим, не настаивая, не убеждая перейти через страшный предел, рыцарь прежде всего, чтя Прекрасную Даму, он у порога той другой бездны, которая звалась Достоевским, не уступил мне.

Имел ли тут значение ведомый ему талант чтения? Неподражаемый! После которого я (неплохой ценитель, после целого детства превосходного чтения нам — Марине и мне — маминого) не смогла слушать всерьез даже Качалова, прославленного чтеца века...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования