НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 24
ВАРШАВА. БЕРЛИН
начало::02::03::04::окончание::содержание

Мы встретились в Варшаве. Борис был дружествен и оживлен, как всегда в пути и среди людей; казался почти мальчиком. Тоска расставания с близкими опустилась на дно души. Глубже всего тлела память о покинутом Нилендере, любившем нас с Мариной еще в нашем отрочестве. О человеке, отданном еще раз по чувству долга перед Борисом. Я положила в чемодан ложечку и книгу Анатоля Франса, решив теперь не читать ее. Но непонятность того, что мать Бориса считает меня тридцатипятилетней, ехала со мной.

Почему он не разуверит ее? Не снизошел по сыновней гордыне? Или – не знал об этом? Но и мне гордость мешала спросить, и не соглашалась я говорить о свадьбе. «Будет видно. Надо еще – выжить…» – уклонялась я. Незадолго до того я прочла «Войну и мир», и смерть родами матери Николеньки Болконского жила в душе. Может быть, отсюда было мое ожидание того же? Как и первая жена папы, мать брата Андрея, так умерла. И мать мамы. Портреты этих двух юных женщин смотрели в доме со стен. Как судьба!

Варшава! Польша, страна наших предков! Не по этим ли улицам проходила, проезжала мамина мать, красавица Мария Бернацкая! Птичий щебет польского языка, о котором, десятилетия позже, я писала в годы моих бедствий и встреч с польскими женщинами:

Птицы ли тебя нащебетали
Польских прадедов моих язык,
Или шелковым огнем в тебе смешались
Плеск знамен и гневных сабель стали
Плещущий сереброкрылый крик? (см. Примечание №1)

Марина и я – наполовину русские по отцу. По матери на четверть польки, на одну восьмую – германки, на одну восьмую – сербки. Варшава принимает нас в шумные объятия Маршалковской, Уяздовской и Иерусалимской аллей – блистательных улиц своих. Летят нам навстречу, как во сне, гоголевские панны, одна восхитительнее другой! Серо- и синеглазые, и не глаза – очи! Тонконосые, пепельно- и светловолосые, темнобровые – как кисточкой провела им природа эти тонкие полоски под светлым пеплом волос, над светлой тьмой глаз. Губы во всем их разнообразии – горделивые, как огонь отводимых взглядов… Вот уже и нет их, вспыхнув, исчезли!

Я оглушена, как весенним птичьим гомоном, этим звуком, где-то дремлющим в моих полурусских жилах. Хватаю за руку Бориса, счастливая, чувствуя, что сияю, что хорошею — и, ударом в сердце, внезапное озарение: да ведь он-то — поляк, вылитый! В сто раз больше, чем я: тонкость черт, горбинка носа, темная синева глаз, темные ресницы и брови — и золотые волосы! Чем не поляк? И эта природная грация, осанка — у такого молодого! Эта посадка головы, холодок в каждом движении (презрение к жару вовне...).

Увлеченный моим утверждением, на час поддаваясь игре, он начинает играть роль «польского гранда» — и как она удается ему!.. Варшава принимает нас в шумные объятья Маршалковской, Уяздовской и Иерусалимской аллей — блистательных улиц своих. Как на московском Кузнецком мосту — плывут и тают навстречу лица красавиц, к природным чертам которых приложены все тайны кокетства и ухода за красотой, так по улицам Варшавы летят нам навстречу, как во сне, гоголевские панны, одна восхитительнее другой!

Знаете ли вы польских панн, раз утверждаете, что красивее всех женщин на свете — итальянки, испанки, парижанки... Это потому, что вы в Варшаве не были! Не шли по Уяздовской! Они несутся нам навстречу легкой вереницей, похожие друг на друга, как сестры славной польской семьи, все тонконосые, пепельно- и светловолосые, темнобровые — как кисточкой провела им природа эти тонкие полоски под светлым пеплом волос, над светлой тьмой глаз, — и эти губы во всем их разнообразии — горделивые, огонь отводимых взглядов — вот уже и нет их — вспыхнув, исчезли!

А наряды! Но только гоголевскому – ничьему больше! Перу описать их, и как бы мне ни хотелось, прекращаю: две прославленные польские панны – панна из «Вия» в гробу (обернувшаяся колдуньей) и та, из Бульбы, Андриева, на очи и кудри которой взглянув… «и погиб казак!» – останавливают мое перо.

--

   

Примечание №1: "...Птицы ли тебя нащебетали..." — из стихотворения АЦ "Моей бабушке по матери — польке, Марии Бернацкой" (см. в кн.: АЦ. Мой единственный сборник. М.: Изограф, 1995. С. 48—49).

Примечание из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"


"...Мы сидим в ресторане и едим нечто незнакомое, выбранное за непостижимость названья, и пьем веками прославленный польский мед.

Предупредил ли метродотель Бориса, и пренебрег ли Борис предупреждением, или поверил Борисовой игре в поляка, но тот просто с восхищеньем глядел, как легко и свободно обращаются пан и пани со знакомым им польским медом.

Итог получился нежданный. Пора идти! Мы остались сидеть, пораженные полной невозможностью встать.

Мы сидели, как налитые свинцом, утеряв нацело владение ногами, и смеялись, нагнув над фруктовыми тарелочками лица, дабы кругом не поняли, что с нами.

И незаметно проверяли под столом ноги, пока, наконец, моля судьбу о силе воли и талантах актерских, встали, и я, опираясь на руку Бориса, прошла через весь зал...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования