НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 30
ОТКРЫТИЕ МУЗЕЯ
начало::02::03::окончание::содержание

Я знаю, что их было много, и кроме них все папины соратники по Музею, и любимые и любящие ученики (из них я встретила на торжестве пятидесятилетия Музея профессора Алексея Алексеевича Сидорова (см. Примечание №6), Веру Константиновну Андрееву-Шилейко (см. Примечание №7) и Ксению Михайловну Малицкую (см. Примечание №8) с Василием Дмитриевичем Шервинским (см. Примечание №9), самих уже старых, сказавших о папе слова сердечной и восхищенной преданности).

Знаю, что их было, не названных мною, – множество. Но мне было в те дни только семнадцать лет! И я помню ту сосущую тревогу о папе в нас, его непослушных и трудных детях, в нас, таких разных от двух папиных браков, в нас четырех.

Папа, безмерно утомленный, ложился уже всегда поздно ночью. Видя его резко постаревшим за последнее время, мы понимали, что он именно теперь может рухнуть, не дожить до открытия Музея! Ждали ли мы Добротворских? Елена Александровна, кузина папы, с юности тепло входила во все тудности и дела его жизни. Ни первая, нежно любимая жена папина – Варвара Дмитриевна Иловайская, ни мама, Мария Александровна Мейн, его друг и помощница по Музею, не дожили до его дня! Обе ушли на четвертом десятке лет…

Помню Анну Александровну Адлер, Лёрину крестную (подругу ее мамы), Надежду Александровну Сытенко (подругу мамы, см. Примечание №10). Обе еще красавицы, светские женщины. И, конечно, нашу дорогую Драконну, Лидию Александровну Тамбурер. Но отрывочна моя память – то нездоровилось, то брало время и силы устройство новой жизни в отдельной квартире, то приходилось (занятие Марине и мне ненавистное!) ездить к портнихе: этикет торжества, на коем будет присутствовать царская семья, предписывал: дамам – белое закрытое платье.

А мое венчальное было немного открыто, шитое по моде Первой империи, и были беседы с Елизаветой Евграфовной (Цветаева, хена дяди Мити), с Лидией Александровной, и поездки с Александрой Олимпиевной (А. О. Галдина – экономка Цветаевых) к портнихе, преемнице знаменитой Ламановой, с кружевами «велансьен» для высокого воротника – ими было отделано платье. Марина, шившая венчальное уже в мысли о Музее, избегла мучения этих поездок.

Мужчинам этикет предписывал – сюртук (фрак?), тот самый фрак из песенки Беранже, о котором так трогательно пел под гитару Петр Николаевич Лампси, закатывая черные, как маслины, греческие глаза? Но что было делать нашим двум мужьям, столь юным, что они не только не обладали сюртуком, но и не держали его никогда в руках?

Борис было поднявшийся на дыбы против этой враждебной ему (восстание туркменских князей (см. Примечание №11), стоившее им при Петре I владений и княжеского герба) одежды, был усмирен только теплым Сережиным юмором, завлекательным, и включился немедленно же в игру. Называя друг друга «дорогой», пародируя Добчинского и Бобчинского, они собрались вместе ехать брать напрокат их первые на свете сюртуки.

Майская синева наполнила стеклянные переплеты потолков белого мраморного здания на площади бывшего Колы-мажного двора на Волхонке. Жара ли – или множество людей и волнение делают тягостным ожидание? Я не помню ни министра Витте, ни древнего сановитого старичка в золотом мундире (см. Примечание №12), ни Иловайских (Маринины воспоминания). Но я бы хотела не забыть в том дне архитектора Романа Ивановича Клейна и другого сподвижника папы, главного жертвователя, на средства коего много лет рос Музей, – Юрия Степановича Нечаева-Мальцева.

Примечание №11: …восстание туркменских князей, стоившее им при Петре I владений и княжеского герба… — В Фонде Воронежского Дворянского депутатского собрания в Госархиве Воронежской области находятся материалы о роде Трухачевых. Об этом см. статью-исследование В. И. Битюцкого «Воронежская дворянка Анастасия Цветаева» (личный архив Г. К. Васильева).

Трухачевы действительно внесены в шестую часть родословной книги Дворянства Воронежской губернии, где сопричислено древнее благородное дворянство. Однако ни о княжеском гербе, ни о «туркменском» происхождении, ни о бунте там речи нет. Там род их идет от ратника Богдана Трухачева, служившего царю Федору Алексеевичу в XVII в.

Примечание №12: …сановитого старичка в золотом мундире… — Об этом см. в письме С. Я. Эфрона к В. Я. Эфрон от 7 июня 1912 г.: «В Москве я был и на открытии Музея, и на открытии памятника Александру III. В продолжение всего молебна, а он длится около часа, я стоял в двух шагах от Государя и его матери… На открытии были все высшие сановники. Если бы ты знала, что это за разваливающиеся старики! Во время пения вечной памяти Александру III вся зала опустилась на колени. Половина после этого не могла встать. Мне самому пришлось поднимать одного старца-сенатора, который оглашал залу своими стонами» (МЦ. Неизданное. Семья: История в письмах. М.: Эллис Лак, 1999. С. 133—134).

--

   

Примечание №6:

Сидоров Алексей Алексеевич (1891—1978) — член-корреспондент Академии наук СССР, российский историк искусства, книговед, библиофил, коллекционер. В Музее изящных искусств работал с 1914 по 1921 гг. и в 1927—1936 гг. был заведующим гравюрным кабинетом.

Примечание №7:

Андреева-Шилейко Вера Константиновна (1888—1974) — историк искусств, научный сотрудник ГМИИ им. Пушкина с 1912 г., старший помощник заведующего отделом скульптуры Средних веков и эпохи Возрождения, затем заведующая отделом западно-европейского искусства. (В 1926 г. ученый-востоковед Владимир Казимирович Шилейко, получив у Ахматовой развод, женился (третьим браком) на В. К. Андреевой.)

Примечание №8:

Малицкая Ксения Михайловна (1890—1969, указ. М. Б. Аксененко) — искусствовед, специалист по испанской живописи XVII—XVIII вв.; научный сотрудник ГМИИ им. Пушкина с 1912 г., с 1940 г. — заведующая отделом искусств стран Европы и Америки.

Примечание №9:

Шервинский Василий Дмитриевич (1850—1941) — известный в Москве той поры врач. Но не «сердечник» (т.е. кардиолог), а терапевт.

Примечание №10:

Помню… Надежду Александровну Сытенко (подругу мамы). — Крестная мать МЦ, жила в Москве в Мамонтовском переулке близ Тверской улицы. В отделе рукописей ГМИИ сохранились три письма Н. А. Сытенко к И. В. Цветаеву (Ф. 6. Оп. I. Ед хр. 3866—3868).

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования