НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ - МОСКВА И ТАРУСА
ГЛАВА 6
СКАЗОЧНИК. ВОЗВРАЩЕНИЕ ПАПЫ ИЗ КАИРА. ВЫПУСКНОЙ ВЕЧЕР
начало::продолжение::окончание::содержание

Был день 14 апреля. Он надолго запомнился. Марина уехала с ночевкой к Нине Виноградовой и вернулась оттуда в нежданное время (не помню — поздно ли вечером или рано утром). По ее взволнованному лицу шла смена выражений — оскорбленная гордость борола смущенность, смущенье — досаду. Она рассказала мне, что произошло: они с Ниной, тайком от Толи, решили попировать и выпить вина. Уговорились, что Марина принесет его, Нина спрячет и они запрутся в Ниникиной (Марина звала Нину — Ниника) комнате.

Нина принесла угощенье — но много ли они выпили, или, может быть, потому, что было разное вино, Нине стало плохо. Марине пришлось выйти из комнаты, позвать на помощь. И произошел страшный скандал: Толя неистовствовал, кричал, мать тоже была очень взволнована... Бывать у них Марина больше не будет. С ней очень грубил Толя, ее ноги больше не будет там! Вдруг, ожесточаясь на меня (так ей в тот миг сочувствовавшую): — Ты, конечно, будешь бывать, ну что ж! Ты всегда остаешься после меня — «на затычку!» - Я, избегая реплики: — А как Нина? — Ничего, пришла в себя, — сухо сказала Марина.

В тот день меня больно кольнули слова Марины. Только теперь я поняла их иначе. Да, именно так, после Марины, ее трагического конца, я, волей судьбы, осталась людям — заткнуть, хоть частично, рассказом о ней — огромную пустоту после нее. Слова ее, тогда брошенные в раздражении, стали провидческой явью. Виноградовы при встрече со мной были по отношению к Марине сдержанны, тактичны. Может быть, раскаялись, что погорячились? Но Марина — как и в размолвке с Лёрой — уже не вернулась к ним. Стихи Марины того времени, никто не помнил их, кроме меня:

...Где-то маятник качался, голоса звучали пьяно,
Преимущество мадеры я доказывал с трудом,
Вдруг заметил я, как в пляске закружилися стаканы,
Вызывающе сверкая ослепительным стеклом.
Что вы, дерзкие, кружитесь, ведь настроен я не кротко,
Я поклонник бога Вакха, я отныне сам не свой,
А в соседнем зале пели, и покачивалась лодка,
И смыкались с плеском волны над уставшей головой...

Папа слал нам письма с пути, из Афин, изо всех городов, через которые ехал. Увы, события давних лет уничтожили все, что я хранила.  Чудесные письма! Полные живого глаза на все, ко всему интереса, благожелательности, теплого юмора. Сколько дружеского восхищения трудом человеческим, какое вхождение во все, что кругом! Сколько тонкой, зоркой разносторонней наблюдательности! И какая скромность о себе...

«Магический треугольник» общения не вмещался во времени. Его жар был жар костра — у которого грелись? — почти сгорали! Каждая наша встреча была такой костер. Несгораемость же наша была всего-навсего способность саламандры жить в огне. То, что не все (что все — не) сидят на таком диване, было их безумье, не наше! Вечер? Май? Дом, переулок. Мы — в тропиках. Мы едем на носороге. Только днем он притворился — диваном…

Диван колеблется под нами носорожьим движением, подымается медленно, преодолевая тяготение, вес, длительность своего стояния, страх, летящий ветерком в волосах, кидает нас ближе к Эллису — Чародею, увозящему нас. Прижавшись головой о плечо, ухватясь каждая за его руку — летим, как одно, крепко схватившиеся на уже оторвавшемся от земли носороге. Он — друг. Он уходит домой, в лианы, в жаркие берега, нахолодался в чужой стране с холодными зимами! Он нас любит за то, что позволили, помогли оторваться, подняться, стать кораблем, увидать вновь...

ПЕРВОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ (читаем здесь на белом поле)

Поворачивая лицо то к Марине, то ко мне, Эллис говорит о маме, которую знает вдохновенным наитием. О нашем отце, находящемся там, куда мы — почти! — вчера достигли на носороге. О добром, умном, ученом старом отце, о молодой, ушедшей из мира матери. О ее судьбе, ее расставании с нами. О наших тяжких судьбах впереди! Он знает прошлое, видит будущее. Мы слушаем его, замерев.

Но ведь над миром вражеской, смертной печали и тьмы стоит Беатриче? И Эллис усилием поворачивает руль, оживающий носорог вновь двинулся под нами, и мы уже плывем, догоняем папу, воздух горяч, чист, то — Нил, его священные тростники... Началось наше второе путешествие!

ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ (читаем справа на белом поле)

Мы разъезжаемся на лето. Марина уехала изучать французскую литературу на летние курсы Alliance Francaise. Папа дал ей для устройства в Париже нужные адреса — знакомых у него была полна Европа.

--

   

..."Пальмы! Видите?" Видим ли! Мы уже нюхаем не наш воздух, пролетаем над горячими реками, над банановой рощей, обезьяна держит в темной руке орех кокосовой пальмы, чудовищные ветви огромных деревьев хотят преградить путь...

Нет, прорвемся! Чародею подвластно все в этом царстве! Как чудно веет в лицо ароматный ветер... Быстрей, выше — прорвались! Ветер крутит.

В носорожьем скольжении один шаг — взмах руки Чародея — крен так крут, что мы в страхе зажмуриваем глаза.

Но послушный Чародею носорог вновь бежит по воздуху как по твердой земле. Это Нил? Ночь черна, а звезды совсем синие.

"Звезды видите?" Видим ли мы? Их почти коснешься рукой! Книги, читанные о тропиках, кораблях, путешествиях, — какая нищета после этой фантасмагории, этих сказок движенья, дыханья!.. Эллис, мы никогда не вернемся, ведь никогда, нет?..".

Из книги "Анастасия Цветаева
Воспоминания", изд. 2008 года


ВТОРОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

Нет возврата. Уж поздно теперь.
Хоть и страшно, хоть грозный и темный ты,
Отвори нам желанную дверь,
Покажи нам заветные комнаты.

Красен факел у негра в руках,
Реки света струятся зигзагами...
Клеопатра ли там в жемчугах?
Лорелея ли с рейнскими сагами?..

Из книги "Анастасия Цветаева
Воспоминания", изд. 2008 года

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования