НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ВОСЬМАЯ - МОСКВА И ТАРУСА
ГЛАВА 7
НАЧАЛО ЛЕТА 1909 ГОДА В ТАРУСЕ. ОТЪЕЗД МОНАХОВЫХ.
ЕВГЕНИЯ НИКОЛАЕВНА. СТИХИ МАРИНЫ ИЗ ПАРИЖА
начало::02::03::04::окончание::содержание

…Толя и я прошли долгий путь лугом в ту самую даль к высоким соснам, где лиловые цветы на длинных стеблях — дудках, черные круги на земле от костров — угольщики жгут уголь, — где и мы с Мариной и ребятами еще год назад жгли костры. Огибая тропинкой лес, входили в Пачёвскую долину Толя и я. Какая тишина сразу! Водная... Точно дно реки — русло, сейчас высохшее от жары, далеко, у того края долины, под ветлами. Но всядолина кажется дном реки. Мы вступили на зеленую от пронизанных солнцем орешниковых ветвей тропинку, по правому боку долины.

Была внезапная нежность меж нас и простота — повеяло теплым ветром. (Так бывает — от тоски, что скоро расстанутся.) Толя шел слева, большой, взрослый, по русой бородке его, по чужому, вдруг ставшему близким лицу бежали пятна солнца, серебряные в зеленом сумраке веток. Через канаву у поворота тропинки лежало упавшее дерево. Я остановилась, смеясь и серьезно: — Перейдите по стволу на ту сторону! — тоном приказа — и просьбы.

Я ждала улыбки, остроумной реплики, лукавого спора, всего, но не этого: молча он уже шел, тяжелый, большой — стремительно и на миг с осторожной медленностью для успеха — и легко и сосредоточенно, двойственным шагом через длинное корявое, тонкое дерево. Радостно спрыгнул — развел в сторону руки. С полупоклоном. Кто из нас был счастливее в тот миг? Он теперь весь был на солнце. Я — еще в зелени веток. Хорошо, что он не видел ясно мое лицо.

Лёля Цветаева, старшая дочь дяди Мити, вышла замуж за профессора Александра Ивановича П-го. В кабинете дяди Мити мы чокаемся бокалами шампанского. Лёля бледна, растеряна, ее лицо взволнованно и озабоченно. Как мне ее жаль! Собственно, портит ее только нос, материнский. Глаза ее, карие, красивы, рот, овал лица, волосы, рост — все было в ней хорошо. Лет ей было, думаю, девятнадцать-двадцать. (Саше, моложе ее года на два, удалось позже выйти замуж по увлечению за некоего — инициалы забыла — Колоножникова, высокого, розовощекого и веселого.)

Едем из церкви с Володей и Сашей Цветаевыми на извозчике. Володе семнадцать лет. Он окончил гимназию и готовится в Инженерное училище. Мне с ним легко и просто. Он не дразнит, как Андрей, обращается со мной почти как со взрослой, хоть я выгляжу почти девочкой. Мне давно нравится его мужественность.

— Брось, Аська, все эти фантазии о жизни! — говорит он мне братски-дружески, с чуть печальным цинизмом. — Каждый мужчина прежде всего самец, каждая женщина прежде всего самка! Надо трезво смотреть на жизнь!.. — Он поддерживает меня — поворот — чтобы я не слетела с извозчика. Нас — трое, и я полусижу у него на коленях. Мне неудобно, неловко, я привстаю, чтобы не прямо сесть на его ноги. Его слова коробят меня, мне от них противно и страшно, но что я ему возражу? Для него его вывод — истина. Для меня — нет. Даже если он прав. Я что-то бурчу несогласное, потому что nobles oblige — благородство обязывает. Я знаю, что он и не слушает.

После Лёлиной свадьбы несколько дней я гостила у Цветаевых близ станции Сходня. Двухэтажная дача, ими снятая, стояла среди сосновых деревьев, на лесной площадке, где было много пней, обросших кустами. Там искали ягоды, грибы, собирали цветы. Было тихо и солнечно. Неслись гудки поездов. Дедушкины Ясенки, где росли мама с Тоней Барто и где девушки ездили верхом по аллеям с С.Э. — Сергеем, которого мама любила и с которым ее разлучила жизнь, — были близ Сходни. Где были Ясенки, в какой стороне отсюда? Я, как пес, нюхала воздух, смотрела во все стороны, откуда-то пахло дымком.

Было странно в те дни без Лёли… Я гуляла одна. Володя занимался с утра до вечера, выходил только к столу. Мать оберегала его покой, старалась о его питании и сне. Дядя Митя добавлял уюта в часы встреч за столом — добродушием, шутками.

Он был и похож и не похож на папу: он мог, приехав к нам, не застав брата, ожидая его, загрести меня за плечо и, обняв, начать шагать по зале, опустив свою густую бороду гнома и, уйдя в свои думы, забыть, что с ним шагаю, томясь, и я. Он все хотел заказать свой портрет при регалиях и повесить его — «на память детям». Пройдя, как и папа, суровые условия давней семинарии, начав с нищеты, он стал профессором. Свой портрет на стене считал долгом детям и наглядным поучением им. Папе же такое было чуждо, не нужно, он бы смутился и отказался — предложи ему кто-то подобное.

Елизавета Евграфовна была ко мне добра и заботлива, расспрашивала об ученье, о Марине, о Евгении Николаевне. Угощала меня моей любимой копченой колбасой, сладкими винами, закармливала. Вспоминали с ней Лёлю. Но и эта «полоса» прошла. Из книги "Анастасия Цветаева, Воспоминания", изд. 2008 года

--

   

"...Настал канун Ивана Купала — год с той эскапады с Анна. Ажерон! Виноградовы, Некрасовы и я уговорились идти в ночь под этот день — в лес. Я туманно помню эту прогулку.

Волнение до нее — помню: с Толей, с сестрой его, милой Ниной, синеокой, как девушка из Мельникова-Печерского...

Я глядела на себя со стороны, понимая: идет самая лучшая пора жизни! Через пять лет будет — хуже! Я не хочу вырастать...

Темный лес, звезды, холодок, тихие голоса, хруст под ногой, вспыхивание спички, освещающее на миг личико Нины.

Толины глаза, светлые, бородка, улыбка. Строгое лицо Кости Некрасова. Мне нравится Катя. Она хорошо глядит.

На другой день я написала сказку о ночи под Ивана Купала. В ней рог луны отражался в каплях ночной росы. Было чтото зловещее, колдовское.

Я послала ее Толе, с припиской почти нежной, и в ответ получила большой конверт: «Асе Цветаевой». Руки дрожали. Глаза не совсем видели строки.

Тонко, мелко, прямыми точеными буквами на белом листе стояло: «Дорогая Ася! Я люблю Вас давно» — более ничего не помню.

Торжество, упоенное торжество. Лицо Толи, длинные глаза, синие, ледяные кому-то, глядели в мои...".

Из книги "Анастасия Цветаева
Воспоминания", изд. 2008 года

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования