НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 14
МОСКВА ОСЕНЬЮ 1911 ГОДА. МАРИНА, СЕРЕЖА, БОРИС И Я
начало::02::03::окончание::содержание

Борис ходит по комнате, пружиня шаг, с неописуемой фацией поворачиваясь у конца комнаты, легкий, стройный. Пронзителен синий взгляд, смеется рот, ширятся ноздри... Отброшена назад волна золотистых волос, пышмых и легких, Прямо срезанных выше плеч. Юный Лист, Вагнер? И это дар – берет мертвой хваткой – любой стиль. Красноречье! И его, его «р»!.. Как они смеются вдвоем, заливаясь, как два помешавшихся соловья, заражая и нас, какая-то «оргия смеха»… А через час у ворот этот чинный поклон, как серпом срезан вечер веселья.

Печально любуясь, не сводит глаз, удержан вздох и оторван взгляд, смотрит выше и дальше меня, в ночь, точно его кто отзывает… Точно знает, что рано уйдет, здесь – гость, никаких прав загоститься! Туда ли глядит, где падает, как в «Купце Калашникове» сосенка «под смолистый под корень подрубленная…»? Еще стоит, еще тут, а я уж слышу звук уходящего шага, где шаги стихают – о ночь…

Одна из моих горестей, что если Марина, старшая, крепкая, может с папой говорить о Сереже как муже (это так зовется, когда никак не расстанешься?), то я, младшая, несравнимая здоровьем с Мариной, не могу сказать папе, что я должна быть с Борисом! Сережа внушает доверие, Борис нет. Папа меня не оставит с Борисом. Я должна тайком с ним быть? Это что, как говорят женщины революционного типа, «гражданский брак»? Но разве я хочу – мужа? Борис -муж? Я – жена? Кругом – столько женщин не придают «свадьбе» никакого значения… Да, но они хотят иметь мужа! А я – но я не совсем понимала, что между нами происходит с Борисом. Чувствовала вину перед ним. В нем проскальзывала тень раздражения (уловимого – мне!).

Я не понимала, что происходит меж нас с Борисом. Я чувствовала вину перед ним. В нем проскальзывала тень неуловимого раздражения (уловимого — мне!). Я измучила его? Я врежу ему? Своим неестественным страхом сближения я расшатываю его здоровье? Да — так, но, подтачивая и это сознание, порой еще темней и еще безнадежней — меня терзала тишайшая грусть о том, что уже нет мне «Б.С.Т.».

Эти драгоценные буквы растаяли. Ушли в прошлое! Уступив более живому, близкому облику, стали — воспоминанием. Сном?.. О, тогда он входил, неизвестный, то насмешливый, то разнеженный, восхищенный, все сильнее привязывавшийся — как шли, вглубь, неповторимые вечера! Какая боль! Какая грация! Какая тайная нежность! Как было ясно, что он за меня пойдет на любого врага, если б был! Что час прощанья — грустен почти смертельно. И куда это все ушло? Почему?

В это ли время или уже позже начались мои свидания с Лёрой? Она переживала трудную пору: выбирала между двумя людьми, ее любившими: Б.И.Л-им и С.И.Ш-им. Я их обоих знала, но с С.И. видела чаще — он бывал у нас в доме уже год или два. Это был высокий, плотный, здорового вида, бодрый и радостный человек, светлоглазый, рыжеваторусый, с уютной бородкой, с добрым взглядом и смехом, сиявший доброжелательством и крайне деликатный, лишенный нацело того размашистого «похлопывания по плечу», ходовых словечек, фамильярности и самодовольства, так широко бывших в ходу у интеллигенции в те годы. Его отношение к Лёре было чудесное, преданное, доброе, заботливое, почтительное, но, как человек сильный, он себя ни в коей мере не предлагал, а только находился возле и радовался. С.И. был преподаватель.

--

   

"...Мне семнадцать? Кажется, мне сто лет!

Все шло как шло, чувства изменяли друг друга в постоянной метаморфозе — а в итоге была печаль. В этом тоже ничего незнакомого: так было с детства.

Сетовать — не на кого... И все-таки непонятно, почему ушли те — зима, и весна, и начало лета — дни радости (они
же были настоящим счастьем!) общенья с Борисом, то высокое душевное и умственное волненье познаванья друг друга, касанья к иной душе?

Откуда эта... усталость? И у него — тень раздражения. Какая-то тень вражды. Мне стало порой чудиться, что он презирает меня? За мое «нет» физическому сближению? За трусливость? Так? Без слов.

Да, меня радовало, мне льстило, что Марина так оценила Борю, нежно дружит с ним, что оба — и она и Сережа — так восхищенно к нему отнеслись — но — как я могла объяснить им свою тоску, сама ее до конца не понимая? Я была несчастна, не обвиняя никого...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования