НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 24
ВАРШАВА. БЕРЛИН
начало::02::03::04::окончание::содержание

В номер 309 гостиницы на Фридрихшрассе ко мне и к Борису пришел Эллис. Через кого мы списались, дали знать ему о сроке и адресе? — память не сохранила. Это было поразительно: Эллис в Берлине, мы — в Берлине! Один раз, каким-то чудом случайности, после долгого перерыва, Лев Львович пришел к нам в дом 16 мая 1911 года — теперь шел 1912-й — тогда он встретил у меня Бориса. И теперь мы втроем оказались в берлинской гостинице! Впервые Лев Львович видел меня на взрослом положении. Его тон был грустно-галантен, и грусти в нем было так много, что галантности — мало совсем. Но ее веяние еще более оттеняло грусть.

Эллис грустил в нашей комнате потому, что мы равнодушно слушали о Докторе (Рудольф Штейнер, глава антропософов. «Великий посвященный», как его тогда называли, огнем речей собравший весь цвет Европы. Умер после первой войны, пережив пожар, погу бивший гигантский, только что достроенный антропософский храм в Дорнахе. При этом погибла колоссальная библиотека). Эллис не мог теперь говорить ни о чем, кроме него. Он звал нас на лекцию Доктора, которая будет сегодня там-то и там-то; эта лекция, он считал, совершенно необходима для нас, пропустить се -почти преступление. Мы находимся в беспросветной тьме. Наши глаза откроются. Доктор укажет нам путь.

– О, если б вы только увидели доктора!.. У него нечеловеческое лицо! Он – сожжен духом. Это – сверхчеловек. Это – великий посвященный…

Но, печальные каждый по-своему и не веря в Докторову панацею, и Борис и я упрямо не соглашались идти слушать Штейнера (Рудольф Штейнер, глава антропософов). Эллис стоял перед нами в длинном сюртуке, его тонкая черная фигура резко выделялась на фоне гостиничной «роскоши», отделялась от мебели, стен, окон – качественно; говоря о Докторе, он сам горел, сжигаемый – тем же? Огнем! Он подходил, казалось мне, на Месту Верлинг из книги Лагерлёф, на бродячего проповедника, расстриженного пастора, на монаха какого-то вдохновенного ордена – Францисканского (см. Примечание №1), – но мне было жаль, что он как бы уже пришел «к тихой пристани», он, Чародей наш! Он – покорил свой непокорный дух. Как же это он сумел? Да! Из Эллиса исчез нацело сказочник, танцор, лукавец, исчез поэт! Больше -бунтарь, мятежом взрывавший поочередно по ходу своего кругового хождения по домам Москвы – все души, ему на пути встречавшиеся.

И все это богатство «уперлось» в одного Штейнера?.. — с горечью думала я, глядя на знакомое лицо с точеными монашескими чертами, лоб, переходящий в лысину, тяжелый рот, усами несколько скрытый... (он — покорил свое тело? — мелькал во мне неутихавший — наоборот, за последние дни с Борисом разгоравшийся, вопрос...).

Да! Из Эллиса исчез нацело сказочник, танцор, лукавец, исчез поэт. Больше — бунтарь, мятежом взрывавший поочередно по ходу своего кругового хождения по домам Москвы — все души, ему на этом пути встречавшиеся. Стоял перед нами, забыв страну (и планету, быть может) — аскет-монах, палимый одной жаждой — преобразовать мир и увести его пламенем души своей — во след Рудольфу Штейнеру! И уже не было на лице его «уса, взлетевшего высоко», надменного полукольца, и движенья были — другие... (см. Примечание №2)

Теперь я думаю: жаль, что мы — Борис и я — так и не вышли из оцепенения протеста, не вышли из своих безумий — в безумье другого — в тот день! И не увидели Штейнера. Что я знаю о нем? Что ехали к нему со всей Европы — и ездили, и ходили за ним. Туда уехал и Эллис, и Белый, и его жена Ася (А.А.Тургенева в учении этом и до сих пор). Он говорил — как никто. Умер после Первой мировой войны. После пожара, погубившего антропософский храм в Дорхане (см. Примечание №3).

--

   

Примечание №1:

"…вдохновенного ордена — фран-цисканского!.." — Францисканский като-лический нищенствующий орден был создан Франциском Ассизским в Италии в 1207—1209 гг. и утвержден папой в 1223 г. Францисканцы жили не в монастырях, а в миру, странствовали, проповедовали.


Примечание №2:

…«уса взлетевшего высоко», над-менного полукольца… — из поэмы МЦ «Чародей».


Примечание №3:

После пожара, погубившего антро-пософский храм в Дорнахе. — Здание деревянного всемирного центра антро-пософии «Гетеанум» в Дорнахе (Швей-цария) было подожжено и полностью сгорело в ночь на 1 января 1923 г.

Примечания з книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования