НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 24
ВАРШАВА. БЕРЛИН
начало::02::03::04::окончание::содержание

Мы вышли из гостиницы — вместе. Эллис — на лекцию Доктора, мы — в ресторан. Глаза Льва Львовича еще раз печально остановились на мне, знакомая рука пожала мою и Борисову. Зимний берлинский ветер хлестал в лицо уходящего, трепля полы узкого, немодного его пальто. Трость стукнула несколько раз, утихая. Был зимний день 1911 года. Мы больше не встретились никогда.

Не зная, допишу ли до 1927 года (в работе о поездке к Горькому этого не значится), кратко скажу тут: переходя площадь перед собором Св. Петра, близ Ватикана, я (тридцати трех лет) увидала карету. Она ехала по направлению к Ватикану. Кто-то шел (итальянцы? русские?) — я не помню, но был вопрос (мой), ответ (их): «Кардинал». Я успела увидать согнутую фигуру, тонкий профиль — и все мгновенно исчезло, потухнув в исчезнувшей раме окна, каретного, как кем-то провезенный портрет...

— Эллис? Неужели — он?  (см. Примечание №1)

В 1921 году я встретила в Москве на площади, где теперь стоит на постаменте Маяковский, Марию Ивановну Сизову (см. Примечание №2), образ сказочной чистоты в рассказах Эллиса 1908—1910-х годов. Я у него тогда была «Девочка в черном», она — «Девушка в белом». От нее я узнала, что последняя весть о Льве Львовиче Кобылянском — Эллисе, что он — кардинал. Недавно, в 1962 году, мне говорил С. А. Цветков, это опровергая, что Эллис умер монахом в католическом монастыре.

И что еще о Берлине? Как мы покупали Борису пальто. Обойдя несколько магазинов, не найдя ничего элегантноскромного (мне хотелось первого, Борису — второго), мы зашли в странное заведение внизу, в подвальном этаже, и там влюбились оба сразу в чудесное пальто — клеш, но благородно-скромного цвета: стального. Оно было дорого, это еще более нас к нему расположило, говоря о его достоинстве, и мы вышли из подвала усталые, но счастливые такой благородной находкой.

Зеркало платяного шкафа отразило Бориса — шляпа была куплена еще до того, тоже серого, только синего оттенка, он был так хорош! (distingue (Изысканный, элегантный (фр.). — Примеч. ред.) — думалось мне; «не бросаюсь в глаза!» — думалось, вероятно, Борису, ненавидевшему наряды, жестоко дразнившего меня тягой к косовороткам...).

А наутро я проснулась — от хохота: он был неимоверен. Хохотавший — извивался и, в смехе отчаяния, делал вид, что падает. Я не узнала его — сзади (не привыкнув еще к новому пальто и со сна). Но зеркало отражало лицо и фигуру в невероятных гримасах и пляске, и то, что было на нем надето, было лягушинозеленого цвета: при вечернем свете купленное пальто...Мы уж заливались в два голоса! Пальто Борис привез позже в Москву и отдал выкрасить в черный цвет.

И снова дни в магазинах, в Зоологическом саду, где Борис изучает орлов (вершками от кончика клюва до кончика хвоста) и хищных зверей, в ресторанах, снова russisсhe «каша» и russisсhe «икра», и спаржа, и рейнвейн, и мое сладкое кюрасо, и волшебное мясо кувалдами в соусе «а-ля Шатобриан»... Меня еще не начинало тошнить.

Борис был в первый раз за границей, но с такой мгновенностью схватывал дух всего, что видел — Польши, Германии, с таким совершенством стилизовал теперь каждое движение, каждую интонацию немцев, манеру говорить, держаться, важно курить дешевые сигары, апломб и обожание Фатерланда, что через несколько дней уже нечего было делать его острому познавательному уму и гиперболическому остроумию в Берлине, и мы ринулись дальше, в Женеву.

Ехали мы экспрессом, а когда выходили из гостиницы, покидая ее, вся немецкая челядь — лакеи, горничные, нам и не служившие, выстроились по оба бока лестницы, и мы раздавали налево и направо, без счету, россыпь звонких монет, поддерживая свою славу щедрых иностранцев — славу России!

--

   

Примечание №1: Эллис? Неужели — он? — Перед собором Св. Петра АЦ видела другого человека в карете. Эллис не принял священнического католического сана. …мне говорил С.А.Цветков… что Эллис умер монахом в католическом монастыре. — Эти слухи не соответствовали действительности. В комментарии к исследованию Ренаты фон Майдель «“Спешу спокойно”: К истории оккультных увлечений Эллиса» сказано: «Увлечение Эллиса католицизмом было наиболее стабильным компонентом его мировоззрения, и нередко приходится встречать утверждение, что за рубежом он принял римско-католическое вероисповедание. Это утверждение… пока не документировано... а в письме к Бердяеву от 17.06.1939 Эллис категорически отрицал факт своего перехода» (см.: Нечаев В. П. В поисках прошлого // In memoriam: Исторический сб. памяти А. И. Добкина. СПб.; Париж, 2000. С. 47—48)» (Новое литературное обозрение. 2001. № 51).

Примечание №2: Марию Ивановну Сизову, образ сказочной чистоты в рассказах Эллиса 1908—1910-х годов. (Я у него тогда была «Девочка в черном», она — «Девушка в белом».) — Эти образы из произведения Эллиса «Канатный плясун». Из письма Эллиса к М. И. Сизовой известно, что он планировал на 26 февраля 1909 г. чтение «Канатного плясуна» у К. Метнера (см.: Писатели символистского круга. Новые материалы. СПб.: ИРЛИ РАН (Пушкинский Дом), 2003. С. 329).

Примечания з книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования