НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 43
СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ. ДАЧА В КРАСКОВЕ. ВСТРЕЧА С ОТЦОМ. БЕДА С МИРОНОВЫМ. ОТЪЕЗД В МОСКВУ. У ДРАКОННЫ. В ЛОСИНООСТРОВСКОМ
начало::02::03::04::05::06::07::08::окончание::содержание

Квартира Трухачевых на Малой Грузинской, второй этаж, свет и синь во все распахнутые в московское лето окна. Во второй раз Москва принимает нас с Борисом среди лета — два года назад, покинув Коктебель для Финляндии, и теперь, оставив Ярцевку…

Вот об этом идет забота. Братья ездят по дачным местам, ищут дачу. Соня, Маруся и я остаемся готовить обед, смотреть за Андрюшей. Трюмо блеском зеркального дня отражают то одну, то другую из нас с нашим великолепным младенцем. Тут он бывал баловнем бабушки и «Масейки».

Сейчас «Андрюшком» его зовет одна Соня, критик взбунтовавшегося молодого поколения, завладевшего материнской квартирой. «Зубастая тетка Марья», как именует себя Маруся, зовет племянника «Дудак» (птица), хоть он на птицу совсем не похож. Это имя прилипчиво, получает права гражданства, и наш сын откликается на него, как и на «Андрюшок», — с той же величавой улыбкой.

Но то, что происходит затем, — исполняет Соню негодованием: братья, поговорив, решили исправить материнскую несправедливость к дочери, открыли сундук и, убедив сестру в том, что они отвечают — заставляют ее выбрать себе из вещей то, что ей хочется и что нужно.

Что Маруся исполняет с трепетом двойственным: она так хороша в этих нежных вещах, ослепительных, старинных и вечных, что зеркала, ее отражающие, не узнают ее: Маруся? Диана Вернон вальтерскоттовская? (Из прочитанного Борей и мной в Райасе романа «Роб-Рой».)

Туча стрел (угроз), источаемая Соней, совпадает с удачей поисков: дача найдена — Красково по Казанской, и наш табор, замкнув сундуки и квартиру, трогается в дальнейший путь. Неужели в те дни я не урвала часа — зайти в Трехпрудный? — думаю я сейчас.

Красково, ряды дач с садиками и дачная улица между. Песок, деревца. Мне это, после Тарусы, — отсутствие природы. Где-то там косогор, речка, но Маруся, Соня и я мало ходим далеко от дома, занятые хозяйством и Андрюшей.

Мужчины носят воду и керосин. Мы заняты нашим женским делом — кухней, бельем. Устав, ложимся, берем книгу. Всего веселее за столом, где все собираемся и дружески поедаем, какой удался суп, вареный и жареный картофель, оладьи. Борис работает над винегретом, суя в него то, что совсем не подходит туда, по мнению Николая Сергеевича.

Закипает изысканный спор. Затем оказывается, что забыли купить сметану. Идти за сметаной? Жара — и так хочется есть. Сметану легко заменить простоквашей — но простоквашу опрокинул соседский кот, к негодованию Сони: «Своих не держим, чужие шатаются!» В винегрет льется раствор уксуса, сахара и горчицы.

После чего Соня вспоминает свое в Ярцевке позабытое, удовлетворенное сверх потребностей — достоинство кормилицы, от природы всем оскорбленное. «От индюков от своих, да гусей, да цесарок уехали — не понравилось, на винегреты горчичные перешли, и людей кормите!..» — ядовито говорит она. Ее сумрачность зажигает меж нас зайчики смеха. На стол валятся мешки ягод, несут воду в мисках. Андрюша требует ягод пронзительным криком, его уносят, отчего крик делается угрожающим. Идем его утешать.

--

   

Примечание №3:

Тема «Переулочков» Марины Цветаевой.

Примечание из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"


"...Изредка перебрасываемся — Николай Сергеевич и я, иногда и Маруся — замечаниями о нашей «коммуне». Борис уж опять погрузился в чтение «Пиквикского клуба», ушел к себе и из-за перегородки — взрывы его внезапного упоенного хохота. Маруся со вздохом собирает гору тарелок, я — вилки, ножи, ложки. Николай Сергеевич берет ведра — нам и Соне воды, она несет самовар, надо купать Андрюшу. Скоро неделя, как мы здесь.

Так проходит и вторая неделя. Дни идут ужасно медленно, за заботами дня, вечера — без природы. Всюду — дачники, садики, разговоры людей, непривычная тоска будничной толкотни. Ни холмов, ни степей — резные петушки дачных балконов, тут — куст отцветшей сирени, там — пара вознесшихся в облака сосен... Я жду письма от Марины — она потеряла мой след? Или я забыла написать на конверте «Крым», а просто одно «Коктебель»? И папа не пишет… Где Лёра? За границей, кажется? А где брат Андрей?..".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования