НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 43
СЕРГЕЙ СЕРГЕЕВИЧ. ДАЧА В КРАСКОВЕ. ВСТРЕЧА С ОТЦОМ. БЕДА С МИРОНОВЫМ. ОТЪЕЗД В МОСКВУ. У ДРАКОННЫ. В ЛОСИНООСТРОВСКОМ
начало::02::03::04::05::06::07::08::окончание::содержание

Я взяла их двумя руками в час, когда не стало там, на холме, времени над безжизненным его телом — как он мог заставить меня пережить это! — когда в этом теле с отлетавшей над ним душой смерть готовилась побороть жизнь (его и мою!) в вихре окаменевших чувств, в этом каменном вихре — рождалось дитя их — иное: разлука! То, что Володя назвал ее — был знак, что он — шел ли тем же путем, как и я, шел ли другим — но вот мы стоим в том же «Риме», у «катакомб», у единственного истока правды. Обещать Володе то, что он выразил, — было мне неизбежно.

И вот я сижу над недвижным телом человека, дороже которого — Марина! — мне никого нет; час, и еще час, и еще.

Вместо вечера стала ночь (где та звезда, что стояла тогда над нами, над деревом у качелей?), и, не давая дрожать серебру чайной ложечки, подношу на ней к его рту коричневое длинное целительное озерко и вливаю его ему в губы, медленно возвращающиеся к жизни, дышащие все глубже и все ровней. И гляжу на него я, гляжу... Дом спит. Рассвет. Утро. Люди встали. Еще час, еще...

Я просидела над Колей Мироновым шестнадцать часов.

Какая добрая судьба прислала мне в дом Володю именно в тот час, когда он стал нужнее всех в этом доме? Бог?!

Миронов открыл глаза. Жизнь просыпалась в нем, он возвращался — и он узнал меня. Еще раз серебро ложечки коснулось его губ, впуская горьковатую влагу, — он все вспомнил, все понял, протянул мне руки. Выражение благодарности, вины и блаженства возвращения к жизни, обретения меня вновь — нельзя позабыть. Этот взгляд, полохнувший в меня после ночи над его отсутствием и немотой, руки в его руках, и — чтоб не было и минуты лжи и ошибки — я ему говорю, что все хорошо, все — как мы тогда решили, но что не сейчас. Расставание!

— Я сегодня уеду, и я напишу вам и Боре — через три месяца, день в день. Сегодня девятое августа, день рождения Андрюши. Ему год. Девятого ноября я пошлю вам письмо. Мы пойдем к Боре, и вы мне оба обещаете — эти три месяца не видаться: каждый из нас должен быть наедине с собой, чтобы понять все! Я не помню самого разговора. Но он был, и они обещали, и настал какой-то удивительный день мира и нежности, чтото совсем нереальное, как будто с неба упавшее. Мы расставались с просветлевшей от пережитого душой.

Я ехала в Москву, в Трехпрудный. Папа — в Клину до осени. Никого в доме нет. Но Марина в Москву уже собирается, она приедет, мы будем вместе.

Соня укладывает вещи, я с Марусей и Андрюшей, он прелестен в своем новом костюмчике. Мы вышли в сад.

— Ася! — говорит Маруся. — Я никогда не поверю, что вы любите Кольку Миронова! Я и его знаю, он же — мальчишка! Я бы никогда его… Вы это просто вообразили!.. Я не спорю, улыбаюсь, иду молча, видя его лицо.

Дом в Трехпрудном. Начало осени. По знакомым мосткам — первые опавшие листья. Ветерок. По еще зеленой траве черным клубком промелькнул кролик, и пес громыхнул цепью у будки. Потянулся, стал — и страусовое перо хвоста мерно заходило приветливостью и лаской: он увидал меня. А я... меня нет! А есть — детство, детство и отрочество, и ничего нет, кроме них!

Ох, уйдите от меня все, оставьте меня одну с миром, я все позабуду, и все будет вновь, как в мои пятнадцать лет — прошло всего неполных четыре года!.. Я не хочу никаких чувств, ничего выбирать, ничего терпеть — потому что нет этих ценностей, ради которых можно отдавать свою жизнь, все меняется в руках, как у престидижитаторов, все уходит из рук, от всего — одно только воспоминание, и ни в чем нет верности на земле!

Я смотрю, как Андрюша за руку с Соней сошел с мостков и идет к притаившемуся за лопухом кролику, тот испугался и бежит за угол дома, под тополя и молодые акации, где купой шумит и сейчас наш серебристый тополь, ветви которого приподымают, когда идет крестный ход... Как счастлив Андрюша! У него все впереди — и он ничего не знает! Под моей рукой шелковое ухо собачье, мокрый, теплый язык. И горит вдали — если отойти к мосткам — крест Палашевской церкви.

--

   

"...Марины нет! Марины нет! Если б Марина — о, вместе с нею так легко мы взвились бы в нашу ту жизнь! Но Марины нет. Я — как отрезанный сиамский близнец — одна в этом доме, где жила наша юность, и мне тяжко отвечать на вопросы Сони о прикармливании Андрюши, о том, когда ставить самовар для купанья его в морской соли, — хоть я свято блюду эти свои обязанности, даже и с педантизмом. Но тяжко мне в них!

Они отрывают от меня этот дом, делают меня здесь — гостем, и как-то нереален час дня. Папы нет, Лёры нет, Андрея нет — с ними, может быть, я вошла бы в дом твердым шагом, а одна — с Соней, с маленьким сыном, таким, какой я была здесь... Соня, улыбаясь вновь обретенным комнатам с их городским комфортом, своим, а не нанятым, оживает в положенье кормилицы, как в Ярцевке, а не прислуги, как в Краскове, и радуется, что для работ «пониже» — вынести ванну, ведро, сбегать в лавку — есть дворник. Она не устраивает мне сцен.

В письме Марина спрашивала о наших планах с Борисом. Наши планы! Я теперь была свободна на три месяца по решенному обещанию и могла ехать с Мариной, а там — что будет...

После Марининого письма я жадно, бездумно отдыхала в эти дни в зелени двора Трехпрудного — не знала, что меня ждет. Я пошла к Драконне. Она звала меня. Володя куда-то уехал по делу. Она знает все. Она молча слушала меня и глядела, иногда качая головой. И снова звала приходить. В следующий раз она сказала мне, что Борис погибает, что мой  долг — быть с ним!..".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования