НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 48
ВЕЧЕР У БОГАЕВСКИХ. СТИХИ МАРИНЫ И МАКСА
начало::02::03::04:окончание::содержание

Мы читаем любимые слушателями стихи Марины, которые также тогда не были напечатаны:

Вот одно, запомнившееся:

В огромном липовом саду
– Невинном и старинном
– Я с мандолиною иду
В наряде очень длинном.

Вдыхая теплый запах нив
И зреющей малины,
Едва придерживая гриф
Старинной мандолины.

Пробором кудри разделив…
Тугого шелка шорох,
Глубоко вырезанный лиф
И юбка в пышных сборах.

Мой шаг изнежен и устал,
И стан, как гибкий стержень,
Склоняется на пьедестал,
Где кто-то ниц повержен.

Упавшие колчан и лук
На зелени так белы!
И топчет узкий мой каблук
Невидимые стрелы.

А там, на маленьком холме
За каменной оградой,
Навеки отданный зиме
И веющий Элладой,

Покрытый временем, как льдом,
Живой каким-то чудом -
Двенадцатиколонный дом
С террасами над прудом.

Над каждою колонной в ряд
Двойной взметнулся локон,
И бриллиантами горят
Его двенадцать окон.

Стучаться в них – напрасный труд:
Ни тени в галерее.
Ни тени в залах.
Сонный пруд
Откликнется скорее.

О где вы, где вы, нежный граф?
О, Дафнис, вспомни Хлою!
Вода волнуется, приняв
Живое за былое.

И принимает, лепеча,
В прохладные объятья
Живые розы у плеча
И розаны на платье.

Уста, еще алее роз,
И цвета листьев – очи…
И золото моих волос
В воде еще золоче!

О, день без страсти и без дум,
Старинный и весенний!
Девического платья шум
О ветхие ступени…

Голоса одобрения. Я помню стоящего Макса, его взброшенную на уровень груди, полукругом обнявшую воздух ладонь и голос, гулкий и медленный, сладостно перечисляющий в упоенье овладевания, осознания, сравнения — «фанфары Тьеполо и флейты Джорджионе». Получасом спустя, после повторения нами просимых «Кастаньет»:

...из страны, где солнца свет / Льется с неба сух и жарок,
Я привез тебе в подарок / Пару звонких кастаньет

...он еще читал свои стихи… Тихое, драматическое расставание с тою, которую он любил и отдал:

Здесь все теперь — воспоминанье, / Здесь все мы видели вдвоем,
Здесь наши мысли, как журчанье / Двух струй, бегущих в водоем…

Как хорош Сережа! Дал же Бог такого Марине! А Марина так же хороша, как он! Голова римского отрока? Не отвести глаз! Он о ней написал рассказ «Волшебница»...

В огромном липовом саду — / Невинном и старинном —
Я с мандолиною иду, / В наряде очень длинном…

Тихое, драматическое расставание с тою, которую он любил и отдал:

Здесь все теперь – воспоминанье,
Здесь все мы видели вдвоем,
Здесь наши мысли, как журчанье
Двух струй, бегущих в водоем.

Я слышу Вашими ушами,
Я вижу Вашими глазами,
Звук Вашей речи на устах,
Ваш робкий жест в моих руках.

Я б из себя все впечатленья
Хотел по-Вашему понять,
Певучей рифмой их связать
И в стих вковать их отраженье.

Но только нет…
Продленный мигЕсть ложь…
И беден мой язык.

--

   

"...— Макс, — говорю я, — Людвиг Квятковский все-таки очень удивительный человек! Как художник он очень талантлив?

— Очень. У него есть то, что…

— Я понимаю. Верю. Но он сам ни на кого не похож. То есть он похож на Вергилия и на Данте, но я не о том...

Ты заметил, какой у него смех? Совершенно внезапный, посреди серьезного лица — и такой безудержный, точно он сам с ним катится и уже ничего нельзя удержать!

Но это все пустяки. Я его спросила, верно, что он жил за границей и оттуда приехал из-за какой-то странной истории?

— Ты называешь странной — любовную историю? Твое определение — странное.

Если молодой человек в шестнадцать лет увлекается молодой немкой, живя в Германии, — это совсем не странно.

Было бы гораздо более странно, если бы он ею не увлекся! Это очень скучно, когда молодые люди увлекаются молодыми немками...

— У Макса даже немного обиженный вид.

— Макс, ты — душенька!

— Да совсем нет, Ася! Скорее наоборот даже, — не совсем уверенно говорит Макс.

Мы заворачиваем за угол, и дувший в спину норд-ост волшебно стихает... Мы стоим у моего парадного. И вдруг ужасная усталость падает на меня. От всего.

От людей, от себя, от шуток и от серьезности жизни, оттого, что целый день все отвлекаешься, отвлекаешься от одного в другое и в следующее — и ничего не собрать воедино.

Знакомый озноб тоски летит по мне холодным трепетом. Сейчас Макс уйдет, оживленье вечера кончится, и я опять одна со всеми вопросами, на которые нет ответа!..".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования