НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 49
ЧТЕНИЕ СТИХОВ.
В ВОЕННОМ СОБРАНИИ. «УЕДИНЕННОЕ». У А. М. ПЕТРОВОЙ. В ГОСТЯХ У ЛАМПСИ
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::окончание::содержание

Пухлые пальцы перебирают струны, бритая голова в феске наклонилась, трогателен кончик круглого носа и черный ус, скоро он станет серебриться. Петр Николаевич стареет — и как может Коля так грубо над ним смеяться? Как чудовищно груба молодость...

Как сказать ему о той хрупкой старушке, просившей меня ее перевести через Тверскую — трепет мой вести эту полуслепую, еще изящную, в старом пальтеце и драгоценной наколке — трепет моих ужаснувшихся жизни шестнадцати лет... Но, должно быть, и Марину с Сережей возмутил Колин тон. Сережа поддел его шуткой, и тот ежится под ней, а у Марины (откинулась на спинку дивана) лицо тонко разгневанное, — ах бы сейчас ее написал Николай Иванович Хрустачев… (см. Примечание №18)

Марина меряет Але две шубки — ярко-голубую и золотистую (мятый плюш) и два капора — в синем у Али глаза как провалины в утреннее небо; в золотом — как бледная бирюза. Обе шубки ей шьет портниха, Марина влюблена в свою дочь, и та отвечает ей тоже влюбленностью. Еще к году она гладила мать по голове — «ми, ми» (милая), смеясь своим гортанным особенным голоском (в Маринином определении «горленка»). Теперь она уже много говорит, весной Але полтора года. Она очень развита, четко говорит «р» (Маррина, Серрежа), знает много слов, обтачивая их волевым, звонким произношением. У нее гортанный голос.

— Ну, как Розанов — получил твое письмо? Еще нет ответа? Аля, стой прямо, я же меряю! Так не длинно? Она очень растет... Левушка, кончайте занятия и идем к Асе обедать... — И мы выходим в талый снег садика, в крымский февральский день.

Уют старых, как мир, вещей, вжившихся каждая в свой угол, сросшихся с полом, плечом прижавшихся друг к другу. Доброе колдовство зеркала, глотнувшего опрокинутый кусок комнаты, отрезавшего себе половину солнечного луча меж пузатым комодом, трельяжем и висячими часами с кукушкой, давно уже переставшей куковать.

Старенькое бюро-секретер с починенной крышкой и таким изогнутым стулом, точно он лебедем залюбовался на лебединое отраженье. Картины, картины, этюды, этюды и рамы с фотографиями прошлого века, первыми после дагерротипов. И, конечно, кресло, носящее имя Вольтера, скамеечка под ноги, и книги, книги, отборные и любимые, прожившие со своей хозяйкой целый человеческий век.

Комната Александры Михайловны Петровой встречает нас как давно не виденный друг. Мы входим в нее, как в летний день в пруд — с чувством отдохновения и блаженства, в эту гармонию света и тени, уюта и доброжелательства, в архитектонику солнечных лучей, падающих и во тьму старинных полотен, и в краски недавних киммерийских этюдов. Внимательный взгляд сероглазой хозяйки, крепкое рукопожатие.

И во всем существе Александры Михайловны, несмотря на ее ласковость и проникновенность, есть строгость — нечто, готовое на страстную гневность; четко и неподкупно здесь живут бок о бок черное «нет» и белое «да», червленые друг по другу. Приветствуя входящих как друзей, готовая принимать и верить, она не теряет зоркости, не отступит перед необходимостью чтото оспорить, перед невозвратностью — осудить... Но уже, если проверил вас ее серо-синий, подолгу на вас лежащий, ждущий и приветственный взгляд — вы в этом доме — свой, и вам не будет отказа — ни в совете, ни в утешении, ни, если придет такой час, — в ночлеге, ни — в последнем рубле.

И какая-то медлит печаль в этом синем и ласковом взгляде. И смеется в ее низком голосе, мужественном, застенчивость.
Но ничего нет в ней сходного с нашей Драконной, в которую проваливаешься кувырком и навеки.

Эта — не впустит; привыкла давать, не брать. Гордячка? Себя — не откроет. Сочувствия — не просит. О себе лично — никогда ни слова. Вся принадлежит людям, книгам, картинам. Не замужем, и не была. (В прошлом — трагедия? Чья-то смерть, с кем-то — разлука?)

— Макс, читайте нам новое, что написали, — говорит она, разнося чашки черного кофе.

И Макс покорно встает: «Осенью». Вихрь его «Осени» и его уносит с собой. Пляшущие строки радостно хлещут слух.

--

   

Примечание №18:

Николай Иванович Хрустачев (1883—1960, указ. внуком художника Д. Н. Ряузовым) — художник, участник объединения «Мир искусства».

Жил в Феодосии (с 1913 по 1922 г.). Преподавал в Феодосийском учительском институте, с 1914 по 1916 г. читал лекции на учительских курсах в Симферополе и Феодосии.

В 1919—1921 гг. заведовал отделом искусств Феодосийского отдела народного образования. С 1920 г. стал членом Феодосийского союза художников, руководимого К. Ф. Богаевским.

В Феодосии организовал Музей, Народный театр, Художественную школу. Часто гостил в Коктебеле у М. А. Волошина, создал его портрет.

См. о нем в альбоме: Хрустачев Н. Живопись и графика. М.: Астрея, Галерея «Стиль», 2006.

Примечания из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"


"..Макс и Александра Михайловна — друзья, как уже сказано, с юношеских лет. Патриоты древних корней Феодосии, они встречались в ней год за годом, превращаясь незаметно и медленно во все более зрелых людей с уже серебрящимися висками. В Максиных кудрях, каштановых, седина незаметна: в гладких темных волосах его старшей подруги — она похожа на червленый металл....".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования