НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 50
В КОКТЕБЕЛЕ У МАКСА. СЕРГЕЙ КОВАЛЕВ
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::окончание::содержание

1911—1914 годы! Три года! Много? Мало? Пустые слова! Нет — не пустые, но просто — слова! Разве они передают оголтелое стоянье на ветру, голову с плеч — и через тебя — как в резонаторе — жара воздуха, холод воды, взрывы пены, детство, Нерви, зелень Средиземного, разящая синева Черного моря…

Я? Я — мать мальчика, хозяйка няни, занявшая комнату, ищущая — где бы козьего молока, неразлучная со спиртовками, манной крупой и рисом, твердящая нилендеровы слова Феогнида, отвергающая любовь, как та, из пьесы «Passant» («Прохожий», фр.). ...Что это все? И кому сказать, кто поймет? Этот хаос, раздробленность бытия? Все — живут, у всех — просто и складно. Только эта пушистая голова трескается от несовместимостей?! ...И, как всегда, одно слово, одно имя, один подарок: Марина! Мы снова здесь обе — те же! Как три года назад!..

Карадаг стоит нерушимо, и тень от родных уже гор лежит повелительно и беспечно, не признавая моей тоски. Они берут в плен. Явь — оглушает. Раны — зализаны.

Тем языком, песьим, высунутым от жары, пес бежит косой побежкой, и от пса торжествует косая бегущая тень.

Марина и я вышли с детьми на берег. Няни ушли в деревню за яйцами и молоком. Наверное, о нас сплетничают. Моя — умнее, образованнее, Маринина — моложе, веселей, дерзче. И обеим не нравится Коктебель. Как хорошо, когда их нет! Дети бегают по камешкам, падают, хохочут, говорят бессмыслицы, и мы молодеем с ними. Когда няньки тут — мы делаемся старухами: учим их, как надо варить детям протертый овощной суп, одевать им всегда от жары пикейные шапочки.

— А знаешь, что такое дети? — сказала Марина, — это гири, привешенные к ногам, чтобы мы не улетали в облака! Как ясно я помню девические Маринину и мою комнаты лета 1911-го у Макса и Пра — и лишь туманно вспоминаю свою 1914-го с няней и Андрюшей, Маринину же с Сережей, няней и Алей не помню совсем. Жили мы в разных домиках волошинского сада. Почему так густо и живописно стоит передо мной коктебельский быт 1911 года — еда за общим столом, лапша с луком, кофе, бублики с маслом, вкус татарского кофе в деревенской кофейне и прохладное счастье ситро?

Резцом юности, радости, свободы вырезано все это в романтике того лета... Но глухо молчит память о быте уже семейном — с детскими кастрюлями, няньками, их капризами. Оттого ли, что оно стало прозой и — терпеливо, но упрямо от него отвращалась душа?

Шел, вероятно, июнь, долгие жаркие дни, их было так много — а они в памяти как один день. Нет Марины — и не скажет она — так ли было тогда с ней? Думаю, что не так. Потому что она была счастлива, и в ее днях были веселье, беспечность, много смеха с Сережей (его добрый, лукавый юмор!) — отдых от одинокой юности в твердом знании, что она любима, что ее с пьедестала не снимет для Сережи — никто... Это давало еще ноту задира в острый, через плечо ответ, и еще немного надменности в лицо не поверившему врагу... и стихи, это вековечное счастье, солнце в солнце, рог изобилия!

Мой же друг, единственный после стольких утраченных, был — дневник:

...Альбрехта Дюрера (см. Примечание №15) гравюра вновь раскрыта, и в меланхолию распахнуто окно... (из моих дальневосточных стихов).

Я бессовестно мало пишу об этом друге. Он занимал столько места в моей юности, в каждом дне, каждой ночи — столько часов в дне, столько сил, отданных — а что я о нем сказала? О волшебном взаимодействии меня и его, о том, как он помогал мне жить, о том, что он был неиссякаем в своих утешениях, возвращая мне с избытком силы, отданные на его создание, на его рост — плечо к плечу, висок к виску, на это взглядывание в себя, глаза в глаза, сходное с игрой в немецком пансионате, приблизя лоб ко лбу, глядеть в глаза друг другу, пока оба глаза не сливались в один — круглый, огромный, и это звалось «Enlenangen» (совьи глаза).

--

   

Примечание №15:

«…Альбрехта Дюрера гравюра вновь раскрыта…» — непубликовавшийся фрагмент из стихотворения АЦ. Оно было забыто писательницей и не вошло в ее единственный поэтический сборник.

Примечания из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008


"...Этого друга не отнимал никто. Он не изменял. Не таял, как все. Этот зеркальный спутник, отразивший все горести, всю мимолетность радостей, улетающих, весь блеск бесед, всю тоску расставаний и все крепнущее вино отчаяния — жить без Бога, тобою же развенчанного, проходить по сердцам людей горьким ветром, виолончельным звуком прощанья — все ближе к жаждущей пустоте смерти, которая поглотит все... Этот миг, когда встаешь от тебя опустошенная и окрепшая... До следующего часа, когда снова наедине с тобой я вновь захлебнусь горем и радостью быть с тобой и иметь тебя у плеча, вдохновитель и слушатель, ковер-самолет, неразменный рубль, неповторимый и несравненный спутник. Теперь, когда уж много десятилетий я не пишу тебя — долго не писав вовсе, затем — сказки, повести, романы (и, наконец, мемуары, уцелели, только они) — я по-настоящему одинока — но еще помню восторг общенья с тобою, таинственное создание, стоившее и дававшее мне столько волшебных сил...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования