НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ - ЧАСТЬ ДЕСЯТАЯ - ЮНОСТЬ. МОСКВА. КРЫМ
ГЛАВА 50
У ХУДОЖНИКА ХРУСТАЧЕВА. МАСТЕРСКАЯ ВОЛОШИНА. ВЕРЕСАЕВ
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::окончание::содержание

В час, когда притаились и ночь и утро, слушая друг друга и себя. Я ложилась в блаженной усталости — от ночи такой беседы, небывалой еще, собственно, в моей жизни, от встречи (со скромным, чинным студентом-химиком!) с таким собеседником, от которого летела с плеч голова. Так понимать все! Безнадежность жить в бездне — то, чего никто не понимает, что никого не волнует (загипнотизированных каждый своим: скрипач — Скрипкой, актер — Театром, астроном — Астрономией) все с большой буквы), торговец — Мировым рынком, юрист — Правом), закрывая глаза на единственно важное: эту бездну, в которой мы зародились и погибаем и которая молчит о себе... «мир есть иррациональная очевидность»...

Какое счастье (и как странно), что это не я сказала, что другой думал о том же и так же — такой (смешной?) подарок жизни: обрести близнеца «идеи», которая снедает тебя... И уже борол сон, и снилось уже что-то... и когда я проснулась — был день, шум моря, голоса, татары с чадрами, черешни и абрикосы, и мы шли с Мариной купаться, а перед вечером Форрегер пел Северянина, сидя по-мальчишески на перилах террасы, круглолицый, близорукий и милый, а потом смолк, и мы встали идти, а он (не хотел, чтобы шли?), дразня, испытуя, уже привстав для поклона:

— «Это было у мо-ря...» (с озорной вкрадчивостью) — и мы, ответно ему улыбнувшись, остались...

Был день. Мы сидели, Ковалев и я, на краю обрыва и говорили о теософии. Я сказала, что хочу от Штейнера только ответа: можно ли в корне не желать существования и от бездны ли он спасает людей. Если на это следует «да» и «да» —
то великолепно, и да пребудет теософия вовек! Оставьте Ивана Карамазова, больше ничего не прошу! А там хоть двадцать семь сфер!

Мой пример был таков: темная комната, в ней два человека, и каждому дана дверь с волшебным замко.м. За дверями — свет и Бог. Этим двум людям дана возможность, открыв волшебные замки., войти в свет. Не открыв замка, они падают в пропасть. И вот один открывает замок и идет в свет. Другой говорит так: «Да, меня, и комнату, и свет, и тьму, допустим, создал Бог. Но я не хочу идти к нему. Мне не нравится. Я брошусь вниз. Мне там будет лучше. Не трону замка!» — Вот и все!

Еще я думала вот о чем: завтра я возьму комок земли, сделаю из него шар и на него прикреплю много маленьких куколок, которые бы двигались сложнейшим механизмом, и все это на невидимой ниточке прикреплю к чему-нибудь, и другой, прекрасной, машиной приведу в движение. Шар будет лететь вот так: вокруг какой-нибудь лампы, которая будет его греть и освещать. Каждый, кто увидит мое изобретение, расхохочется и скажет: «К чему это? Вот странное занятие, вот выдумка!» А я скажу: «Нет, вы не понимаете. Я теперь всю жизнь буду смотреть на эту штучку, потому что я это создал и мне это интересно!» Мне скажут: «Брось, какой вздор! Всю жизнь, вот так занятие! Уж лучше воду решетом таскать, право! Ну да ведь завтра же бросишь!» Я думала об этом вчера.

Слушаю: «Поражаюсь совпадению наших мыслей! — сказал Сергей Иванович. — Поразительно… Увеличьте масштаб. Вдуньте дух в этих куколок, сделайте прочней механизм — вот вам и наше существование. Отделка исполнена лучшими ювелирами и художниками, вычурна, ослепительна, утонченно скомбинирована. Но основа всего — глупа. Почему же никто не хохочет и не говорит, что это — нелепая выдумка? Больно велико`? Обратитесь к учебнику астрономии, тогда узнаете, как страшно мало?! И смеяться над такою выдумкой — из ничего создать что-то — очень логично. И затем: было ничто. Стало что-то. Но ведь когда-нибудь все вернется к первому состоянию, снова станет ничем? Как механизм испортится у моей машинки, так когда-нибудь и у вселенной сотрутся винтики. Ничто — что-то — ничто. Все стремится к первоначальному виду!..

— Вы превосходно пишете. И вы — женщина! Вам необходимо пройти школу философии, и тогда вы создадите книгу. Первая женщина-философ! — убежденно сказал Ковалев.
— Да, может быть, но школа эта дает мне только терминологию, изменить тут что-либо нельзя...
— Школа отточит мысль, — отвечал он.
— Я не люблю — луну... — говорю я, — лучи луны — да, но этот ледяной круг... А вы?

--

   

"...И снова вечер, и снова разошлись кто куда, а мы, собеседник и я, на скамейке, будто не прекращалась беседа — и я цитирую напамять страницы своего дневника (будущие «Королевские размышления»). Уже властней сегодня его голос, он (что-то не увлечен моей идеей Сорбонны) предлагает быть моим учителем философии.

«Надо непременно пройти всю так называемую “школьную науку” — то, что читают с кафедр, — вам, с вашим умом, это будет легко — я могу быть вам гидом» (Любопытно! Забавно!)

Но мне не нравится, что, только вчера узнав меня, Сергей Иванович осуждает мою московскую жизнь, убеждает, что я себя гублю, что она меня губит, что я должна бросить «всех этих писателей и поэтов», эту безрежимную жизнь — даже, может быть, богему отчасти — и должна «засесть за книги, от всего и всех отказаться, сосредоточить свои силы на одной философии» — и я уж смотрю на него неуловимо-ироническим взглядом, мне уже чуть-чуть скучно от этой «проповеди» и душно от чьей-то руки, наложенной на мою свободу — и не есть ли это опять тот насильный ошейник «дела», «специальности», то ярмо, которое мы вчера так осмеивали?

Опять — заколдованный круг? Нет, вчера мне с ним было — лучше... Как скучно, что все учат: Эллис — Макс — тот...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования