НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ - ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - МОСКВА. ПЕТРОГРАД
Глава 8
ПОЕЗДКА В ТУЛУ. ВСТРЕЧА С МИРОНОВЫМ. СКАРЛАТИНА
начало::02::03::04::05::06::07::окончание::содержание

В больницу? Не хочу. Может быть, можно заказать отдельный вагон — я хочу в Москву! Там в больницу. Не хочу в Варшаве. Так далеко от сына, война... Но ласковый голос Льва Матвеевича разъясняет мне, что такой вагон можно было оплатить только в мирное время — а в военное это немыслимо. «Вы же разумная женщина, вы должны переболеть здесь...» — «Наша лечебница Св. Станислава сделает для пани все, что надо, — говорит доктор. — И у нас хорошие доктора. Может быть, удастся положить вас в отдельный покоик...» Плача, сдаюсь. И тогда в Москву летят три телеграммы: Маврикию Александровичу, что не надо за мной ехать; матери Бориса, чтобы взяла внука к себе, с няней, Маше — оставаться в квартире.

Но это уже не доктор стоит с Львом Матвеевичем. Это — Миронов. Весть о скарлатине, больнице поражает его не меньше меня: он был уверен, что заразил меня ангиной. «Как же это может быть? Где же Ася могла — еще в Москве, значит! — Голос Льва Матвеевича: «Инкубационный период длится двенадцать дней...»

«Вздор, — думаю я, задыхаясь от боли горла, — это я играла в Туле с тем маленьким ребенком, больным, когда ждала эшелона». Споря по силе с ножом, вставленным в горло, счастье мысли: «Если б из Москвы не уехала, я бы заразила Андрюшу!..» И это смягчает боль. Это, и что Миронов сидит у моего изголовья и что-то мне говорит, долго... Глаза его глядят неотступно. Я — сплю? А они говорят. Его голос:

— Асенька, я иду. Больше нельзя. Я еще не расквартировал солдат... Мы только послезавтра выступаем в Жирардов — завтра я приеду в больницу!

Он целует руку, я рву ее, рассердясь:

— Вы заразитесь....

Глухо, снизу — из ресторана? — музыка. Как в Генуе, в гостинице, в детстве, в первый приезд в Италию... Миронов переступает порог.

Ночь. Голос Льва Матвеевича:

— Спите, Ася... Этот человек любит вас как-то... божественно и безнадежно... — И тихонечко гладит мои круче завившиеся кудри: — Ася ни о чем не должна думать, Морек уже получил телеграмму, мальчик в надежных руках, доктор обещал Асе отдельный покоик, рано утром карета приедет за Асей... И я буду навещать ее, исполнять все ее прихоти...

Его голос улыбается, как глаза, темно-карие, выпуклые под тяжелыми веками. Нос с горбинкой. Волевой рот... Снится мне — или я вспоминаю день нашего знакомства в вагоне? Колеса стучат, и мы стоим у окна...

— Зачем вы не сказали мне, что у вас сын — семи лет? Морек сказал мне... — И вам из-за него нельзя ко мне в заразное отделение!.. Но колеса стучат, голоса нет, и снова все пропадает...

Лечебница Св. Станислава на Вольской улице — на окраине Варшавы. Лучшие ее здания отданы под раненых. В одном из старых бараков с плохо заделанными окнами, где дуют февральские ветры и простуживаются больные, — скарлатинное отделение. Все это я узнаю много позже.

Пока я, как сон, помню, как меня туда привезли, как переодевали в длинную холодную полотняную рубаху с завязками и халат, обували в плоские, как на мертвецах, туфли и как я с кем-то под руку, шатаясь, с плывущей, как облако, головой, с ощущением отсутствия тела вхожу — не то слово — плывя, двигаюсь, точно водоросль в реке, через большую залу (?) с кроватями и оказываюсь в маленьком помещении, которое называют, меня с ним знакомя, — «покоик».

Его, знакомя со мной — «пани офицерова». Из чего я поздней заключаю, что привез меня туда Миронов. Как себя водорослью, так же плывущим, недостоверным — помню я и его — на чемто настаивающим, виденьем, но, так как слова уплывают, то я их не помню, но им, добрым, качаю согласно головой. Я лежу и смотрю — настаивающими на том, чтобы видеть, смыкающимися глазами — снизу вверх на уже уходящего, но все еще стоящего Миронова. Каждый раз, как я глаза открываю — это он. Как он чудно хорош! Глаза темно блещут, улыбаются, тревожатся, прощаются, страдальчески горят, незабвенно. «Если бы Коля ходил к умирающим, они бы не умирали»... Мрак, боль, мрак.

--

   

"...Маленькое белое привидение польской безгласной девочки с перевязанным горлом, опухшим, недвижными глазами, вызывает безостановочную жалость: мученица.

Жар у нее не спадает, она не ест и, думается, не спит: задыхается, не слышит — болят уши. Ее старшие брат и сестра уже выписались, и кто-то изредка ее навещает, но она не выражает ничего навстречу — она полужива.

Ко мне приставлена особая няня — Ягуся. Она возникла как явление бреда, но продлилась и в явь. Она носит мне с рынка четверти молока (узнав, что у всех в анализах — белок, я не стала есть мясной пищи), подает еду, убирает «покоик».

Ягуся — худая, светло-русая, невинная, бестолковая и веселая, как персонаж из комедии. Ходит она в полосатой юбке.

Я уже улыбаюсь нашим начальницам, напоминающим лозаннскую мадемуазель Люсиль и — мадемуазель Маргерит — они тоже ревностные католички, и, когда входят перед завтраком в черном с белым, с красным крестом — знаком их милосердия — в широких накрахмаленных белых раструбах головного убора, как на фламандских картинах, и становятся с теми, кто уже может стоять, на молитву, я чувствую себя девочкой и мир — детством.

Повторяю польские слова, среди которых шла жизнь нашей с Мариной бабушки — маминой матери, Марии Лукиничны Бернацкой — «снеданье», «колация»... А в Москву едет письмо, поручающее Нилендеру править корректуру моих «Размышлений»...".

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования