НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ - ЧАСТЬ ПЕРВАЯ - МОСКВА. ПЕТРОГРАД
ГЛАВА 13
ПОЕЗДКА В ПЕТРОГРАД. СМЕРТЬ МАВРИКИЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА И АЛЕШИ
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::окончание::содержание

Снова зима на дворе, и на земле Рождество, снова тащат из лесу елку и украшают ее, как в детстве, золотыми шуршащими цепями, Надя принесла из церкви восковых тоненьких свечей, и я роюсь в старых картонных коробках с сияющими шарами в папиросных бумажках и вате, на них кусочки обгорелых елочных веточек, осыпавшихся: прилипли к металлическому раструбику с петелькой с капнувшим на нее воском, и мне страшно глядеть на эту бурую веточку, в ней что-то от меня, что?

Андрюша — сын завладел хлопушкой и колдует над ней, как когда-то Андрюша-брат, и просит, чтобы я купила ему пистолет с пистонами (а я еще чую запах пистонов, которыми стрелял брат в нашей детской, вижу плоские бумажные кружочки пистонов в круглой коробочке).

Да, я знаю, что сейчас — не над этим стоять, занемев, а над тем, что по земле гремят пушки и везут поезда убитых и раненых, но мое сейчас — над той обгорелой веточкой, над поколенье прожившей хлопушкой, над новым Андрюшей с пистонами — тоже наклоненье над ужасом — без войны уходящей жизни, быстротечность ее в кажущемся благополучии немногим менее ужасна, чем фронт. Только тише — но это тишина той же смерти. Детство в Андрюше не то, что было во мне.

Когда с волненьем Мор и я распахнули дверь в коридорчик, где мимо топившейся печки должен был к нам войти, шагнув через порог, Андрюша — в ослепление елочной — трехпрудной! — красы, от которой у меня на двадцать втором году бьется сердце, — мой четырехлетний сын входит в Рождество беспечным мальчишеским шагом, красавец в темном бархатном костюмчике, и произносит — словно даря нам — одно сдержанное трухачевское слово, рассматривая, не выходя из себя, елку.

«Визу!» — говорит он. И два дня нашей таинственной подготовки в закрытой комнате к его елочному волнению — падают, как карточный домик. «А, барабан!» — говорит он, хватает что-то — и елка меркнет в оглушительном треске палочек по натянутому кожаному кружку.

Впрочем, я опоздала на год. Это было за год до того в этой комнате, в дни, когда я ждала — еще не скоро — Алешу и тосковала по письмам Миронова. «Визу!» было — в три года. В четыре он уже говорил чисто. Да, теперь Андрюше четыре года, он смело тянет к огонькам ручки. За запушенными снегом окнами носилась вьюга, а в моей с Мором комнате, самой большой в доме, сияло сверкание елки, зажженной.

Надя держит на руках Алешу, ему полгода. (И уже когда Андрюша, разрушая мою мечту, что он будет, как его отец, грассировать, подбежал ко мне утром, торжествуя, что не вышло по-моему (хоть, несомненно, любит больше отца, чем меня) и в лицо мне, выговаривая впервые «р» вместо «л» чисто, как я, как каждый — «Тра-ра-ра-а!...»). Елка горит. Я держу на руках Алешу. Я не жду писем Миронова…

В обед пришел Мор. Он утешил: он был там и звал к нам д-ра Соколова. Тот отказался идти, остался стоять у огня.

Я не помню, когда пришла весть об убийстве Распутина. Что он был приближен ко двору — все знали. Достоверного — ничего. Шептали, что великие князья были против него, хоть он и лечил царевича. Но шире листка газетного донеслась и ширилась слухами молва: Юсупов (Сумароков-Эльстон) и один из великих князей залучили Григория Распутина, угощали отравленными пирожными. Не подействовало. Тогда пошла иная, нежданная и для них расправа: убили и тащили огромное тело в прорубь. На льду осталась калоша...

С этого — началось. Как, между прочим, он и предсказывал: «Пока жив, будет жива династия». С убийства Распутина закачался — молвой — трон.

Имя Ленина дошло в Александров позднее, уже перед весной.

--

   

"...Незадолго до весны 1917 года вернулся с фронта Борис. Мор привез мне от Марии Ивановны адрес нервной больницы, куда он был доставлен в нервном параличе. После тех тридцати семи (тридцати девяти?) хождений, добровольных, в разведку. У него висела рука, не действовала нога, и половина лица отнялась. Таким его навещала Мария Ивановна. Я смогла поехать, когда кончала кормить Алешу. В феврале начала отлучать его от груди. Покормив утром, уехала до ночи, — думаю, так. Борис уже поправлялся, был худ, нервен, ироничен — все тот же. Лицо начинало двигаться, одной рукой подымал другую; шагал, таща ногу, смеясь над своей походкой. Через несколько недель он стал приезжать к нам.

Надя не любила Бориса. Он ей платил тем же. Вежливо ее сторонясь, мне выражал удивление, как я могла такой женщине — «сей молодой лэди с лицом королевы Макбет» — поручать детей. Иногда он стилизовал ее под русскую ведьму, указывая на «феноменальное несоответствие ее двадцатилетнего возраста с наружностью сорокалетней преступнницы». Но привязанность к ней Андрюши, невероятная трудо-способность и совершенная честность перевешивали в те дни дальнозоркость Бориса. Да и негде было искать в то время «другую» — все шли работать «на оборону». И, удивляя порой вспышками дурного нрава, внезапным капризом, припадками непонятного смеха (была умна и чутка к юмору) — Надя царствовала в доме со мной наравне…"

Из книги: "Анастасия Цветаева. Воспоминания. Изд 2008"

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования