НАВИГАЦИЯ ПО САЙТУ - НОВОСТИ МУЗЕЯ - КОММЕНТАРИИ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ    
 
 

Анастасия Ивановна Цветаева / Воспоминания

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ - ЧАСТЬ ВТОРАЯ - МОСКВА
ГЛАВА 3
ВИНОГРАДОВ. НИЛЕНДЕР И СОЛОВЬЕВ. МОЯ РАБОТА
начало::02::03::04::05::06::07::08::09::10::11::12::13::14::15::16::17::18::окончание::содержание

...И вот ночь, я пишу сказку. Что помню о ней, одной из потом любимых моих сказок? Увы, ни фабулы, ни хотя бы всех действующих лиц. Я читала ее во всех дружественных домах, вызывая интерес, восхищение... Чтобы ныне, сорок четыре года спустя ее созданья, не могла ее даже пересказать.

...Старинная Германия. (Гамбург. Жива только строчка: «В Гамбурге Людвиг сел на корабль») Людвиг? Не Людвиг Квятковский, не реминисценции прошлого, а любовь к этому имени. В сказке оно было присвоено персонажу романтическому — скрипачу, который сходит с ума. Его сестра, кроткая диккенсовская Ильза, и злая колдуньеобразная бабушка, фрау Луиза, — шьют на продажу кукол. Дошитые, они оживают — я это знала по своим ночам с ними, по жуткому мигу, когда, взяв куклу в руку, уже знаешь: в нее вселилась душа! Глаз (второй), переглянувшись с первым, зажег бессмысленность того — смыслом, и уже не ком тряпок в руке, а существо...

И немного жутко перед рассветом, в зеленоватом предутреннем небе за окном, с коптилкой, — испортилась бережно мной с Крыма хранимая баночка — пятисвечник — изобретенье Сережи Соколова, мне преподнесенное для писанья дневника, горевшая (в баночке — керосин) как крошечный канделябр... с коптилкой, при гаснущем огоньке которого торопливо доделывалась кукла... Но как ни стараюсь я вспомнить кукол сказки, я помню только китайского императора и императрицу, их слуг и Фламинго, разочарованного мыслителя. А ведь их было много! …Старуха, она собиралась их нести на рынок, но корзина, в которую она, их собрав, положила, оказалась пуста! Узнав о своей судьбе быть проданными, куклы — бежали...

Сказку мне пришлось прервать: до утра оставалось немного, а идти завтра не в чем, самодельные тряпичные туфли порвались в лоск, — надо было кончать начатые: уже скроен и сшит верх из двойной коричневой тряпочки и у картонной толстой подошвы нарощены — раковиной на нее пришитым шпагатом — два ряда, чтобы выше подошвам — «каблуки». Веревочка, начатая в середине, обходит себя туго, кругами, глаз упоенно следит через усталость, как плавно толстеет «каблук», и радостные руки спешат — игла, наперсток, суровые нитки — благообразить (первая уж к концу!) подошву — все лучше и лучше шью! К Марининому рожденью преподнесу ей крепкие, новые...

Когда я докончила вторую подошву и пришила к обеим верх, было утро. По Москве-реке шли серебро и золото, от них нельзя было оторвать глаз. Я лежала на подоконнике, засыпая, будя себя, а сказка во сне продолжалась — за куклами шла погоня, и была Италия и скрипач Паганини, я видела площадь Св. Марка и голубей так отчетливо... но скрипач превратился в Толю, мест в библиотеке не было, и там, где стоял только что лев на колонне, была комната красноармейского корпуса, и старуха читала, водя пальцем: «Мы не рабы...»

Когда я в тот день, войдя во двор между военных корпусов, увидала моих старух, собравшихся вокруг стола с букварями, — это было что-то вроде главы гофманской сказки — после такого же сна. «Как хорошо, что они это ощущают
явью!» — подумала я, почувствовав легкий толчок в сердце... (может быть, это был тот шаг, когда во мне зародилась будущая сказка, написанная немного позднее, которую я окрестила «Бред»?)

...И бред трепыхал летучемышьими крылами, и от них множились тени: я (заведя сына в шестой этаж к Гольдманам) входила в Румянцевский музей, превратившийся в Ленинскую библиотеку. Та несомненность, которая есть тождество, глухо и немо очнулась во мне, менее всего жданная, сердцебиением: «Это все уже было когда-то, ты входила по этим ступеням»... — «Да! — отвечал скачущий ритм сердца, — к папе, лет четырнадцати, пятнадцати». Справа узкое окно высоко в стене, внизу — ларь и какие-то признаки «гардероба», все — молниеносно, как боль в зубе или в виске. На языке психологии это, видимо, называется «Я узнала окно». Я уже шла вверх по лестнице, широкой, ласково-знакомой, как солнечным лучом, покрытой мимолетящей памятью о когда-то. В ушах стоял отпечаток только что спрошенного и услышанного:

— Анатолий Корнелиевич здесь?

Мой черед: жест руки с длинными ногтями приглашает войти. Вхожу. Свет, окно, книги, стол. Вполоборота ко мне статуя директорского достоинства. Взгляд мимо меня:

— Сожалею, что бессилен помочь вам в работе: штат полон по-прежнему. Ничего не сумею. — Молчание. Стою и молчу. Чуть дрогнувшим голосом, он: — И мне кажется, работа библиотекаря вам вредна: у вас же сильная близорукость... Усмехаюсь еще заметно: выдал себя, голубчик! Вспомнил! Узнал!..

— Ну, знаете ли... когда дело идет о заработке... (Иронией дрогнула Маринина, моя бровь.)

Кивнув, выхожу из директорского кабинета. Процессия людей и бумаг продолжается. Схожу по означенной лестнице — так сходил по ней разгневанный юноша — Александр Мейн, мой дед. Добро гляжу я на бедных гардеробщиков, только что в струнку стоявших. Есть среди них старики, помнящие моего отца. Перед ним не стояли в струнку!..

--

   

 

 

 

  Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома  
  ---Феодосия Цветаевых
---Коктебельские вечера
---Гостиная Цветаевых
---Марина Цветаева
---Анастасия Цветаева
---"Я жила на Бульварной" (АЦ)
---Дом-музей М. и А. Цветаевых
---Феодосия Марины Цветаевой
---Крым в судьбе М. Цветаевой
---Максимилиан Волошин
---Василий Дембовецкий
---Константин Богаевский
 
         
  Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей  
  ---Хронология М. Цветаевой
---Хронология А. Цветаевой
---Биография М. Цветаевой
---Биография А. Цветаевой
---Исследования и публикации
---Воспоминания А. Цветаевой
---Документальные фильмы
---Адрес музея и контакты
---Лента новостей музея

---Открытые фонды музея
---Цветаевские фестивали
---Литературная гостиная
---Музейная педагогика
---Ссылки на другие музеи
 

© 2011-2017 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)


 

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым "Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник "Киммерия М. А. Волошина"

Администратор сайта kimmeria@kimmeria.com

Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования